Myths of the age of scientific and technological revolution
Table of contents
Share
Metrics
Myths of the age of scientific and technological revolution
Annotation
PII
S023620070005459-1-1
DOI
10.31857/S023620070005459-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Galina Belkina 
Affiliation: Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences
Address: Goncharnaya Street., 12 bld. 1, Moscow, 109240
Maria I. Frolova
Affiliation: Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences
Address: Goncharnaya Street., 12 bld. 1, Moscow, 109240
Pages
184-190
Abstract
Date of publication
24.06.2019
Number of purchasers
36
Views
555
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2019
1 В ноябре 2018 года Институт философии РАН, Российское философское общество, журналы «Вопросы философии» и «Человек» провели XVIII Фроловские чтения на тему «Мифология века НТР». Чтения открыл академик РАН А.А. Гусейнов (Институт философии РАН).
2 Чтения посвящены памяти академика Ивана Тимофеевича Фролова (1929–1999) — выдающегося русского философа, президента Российского философского общества, главного редактора журнала «Вопросы философии», инициатора создания и председателя редакционного совета журнала «Человек», директора (1990–1999) созданного им Института человека РАН. Тематика Чтений традиционно связана с основными философскими идеями И.Т. Фролова. Ученый постоянно обращал внимание на парадокс науки XX века. Прежде «сон разума рождал чудовищ», а социальная мифология была территорией, где господствовало иррациональное мышление. С победой научного мировоззрения мифология не только продолжила существование, но и получила новый, более мощный источник: самомнение науки и отдельных ученых, их претензии на переделку природы и общества по умозрительной схеме. Использование достижений науки в обществе отчуждения — вот причина появления феномена, который И.Т. Фролов обозначил как «мифология века НТР».
3 В своем докладе академик РАН В.А. Лекторский (Институт философии РАН) говорил о возникшем и нарастающем в Новое время противостоянии между наукой с одной стороны и идеологией и утопией — с другой. Наука всегда была идеалом строгого и точного знания. Сегодня в связи с развитием научных технологий всерьез обсуждается проблема человеческого бессмертия или, например, чтения мыслей на расстоянии. И участвуют в этом сами ученые. Такое стало возможным, видимо, потому, что наше представление о науке было неточным. В парадигмах, исследовательских программах присутствует момент проектирования, иначе говоря — некоторой утопии. Ныне наука способна производить технологии, которые, как некоторым кажется, могут решать и утопические задачи. Будущее становится предметом нашего конструирования. Возникает вопрос о нравственном обосновании утопии. Ценностная проблематика оказывается очень актуальной для науки. Сейчас подобные вопросы активно обсуждаются в биоэтике. «Улучшение человека» — но что считать лучшим? Это предмет размышлений этики и метафизики, которые вновь стали востребованы наукой. Осознают это сами ученые, начинающие искать контакты с философами.
4 Рассуждая о программах изучения мозга человека, член-корр. РАН К.В. Анохин (НИЦ «Курчатовский институт») отметил гигантский скачок в исследовании мозга, который произошел в середине 1980-х годов. Если генетика — лидер современной науки, то нейронаука — наука будущего. До результатов и тем более технологических инноваций в изучении мозга, по мнению ученого, еще очень далеко несмотря на своего рода бум в области нейронауки и средства, вложенные в исследования в целом ряде развитых стран: «Мы все похожи на маленьких человечков, которые исследуют отдельные ветви этого огромного дерева». Поставленный в свое время И.П. Павловым вопрос о том, каким образом материя мозга производит сознание, сегодня затрагивается единицами из десятков тысяч ученых, изучающих мозг. Поэтому прогнозы о скорой реализации амбициозных проектов расшифровки и управления сознанием следует отнести к категории мифов века НТР.
5 Новейшими проектами современной биоинженерии стали увеличение продолжительности жизни, конструирование органов из стволовых клеток, имплантация выращенной в пробирке клетки в структуру органа, клонирование организмов. В практике — разработка синтетических геномов и дизайнерских организмов, создание микронанобиороботов для выполнения лечебных функций. Данная тема нашла отражение в выступлении д-ра биол. наук П.М. Чумакова (Институт молекулярной биологии РАН). Исследователь констатировал, что в рамках указанных научных стратегий остается много нерешенных теоретических проблем, таких, например, как укороченный срок жизни клонированных организмов или расшифровка информации, закодированной в биологический носитель. Он также перечислил некоторые более утопические проекты: создание киборгов, нейропротезирование, экзокортекс, вживление киберустройств, крионика, пересадка личности на другие носители. Вместе с тем перспективы создания организмов, способных жить в неземных условиях, и в целом искусственного воссоздания живых существ, с точки зрения докладчика, относятся к будущим страницам истории науки.
6 На Чтениях не был обойден вниманием и вопрос о структурном образовании мифов. Как подчеркнули в своем докладе профессора П. Плат и Э.-К. Хасс (Университет г. Бремен, ФРГ), к мифам следует относиться как к элементу реальности, поскольку мифы могут служить человеку как инструмент изменения мира и самого себя. В особенности это важно, когда исследуются коллективные действия людей, в отношении которых мифы выполняют функцию ритмизации и организации действий. Миф становится знаковым посредником между задачей на выживание и предметным действием и потому сам оказывается инструментом выживания. Специфическая задача мифа — регулировать коммуникацию между людьми. Немецкими учеными были рассмотрены виды современных мифов: мифы политические и мифы-притязания науки, — а в качестве вывода сформулирован парадокс: мифы эпохи промышленной революции, основанные на использовании квантора всеобщности, исключают генерирование новых знаний; мифы с ограниченной технической или религиозной применимостью утрачивают причастность к науке.
7 Выступление д-ра психол. наук А.Ш. Тхостова (факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова) было посвящено нейрокогнитивным технологиям. Ученый призвал не забывать о том, что аналогия мозга и компьютера — не более чем метафора. Забвение данного факта приводит к технократическим увлечениям наподобие нейролингвистческого программирования. Докладчик обратил внимание на фундаментальное несоответствие, о котором еще писали Э. Ильенков в нашей стране и Л. Витгенштейн на западе: проблема появления идеального измерения на основе материального субстрата остается нерешенной, как и в прошлые столетия. Источником научного мифотворчества в нейронауках служит то, что биологическая активность мозга выдается за психическую деятельность.
8 Доктор психол. наук Т.А. Нестик совместно с академиком А.Л. Журавлевым (Институт психологии РАН) проанализировали амбивалентный характер воздействия цифровых технологий и искусственного интеллекта на психику человека. Докладчики поставили проблему неготовности к переобучению для использования новых технологий. Кризис доверия к социальным институтам в целом сказывается и на степени готовности применять новые технологии, в особенности аналоговые, в отношении человека. В качестве актуальных рисков воспринимается также использование новых технологий в неблаговидных целях. Причем степень информированности о новых технологиях не коррелируется с готовностью или неготовностью к их внедрению.
9 О границе между человеком и тем, что условно можно обозначить как «постчеловек», говорила д-р филос. наук О.В. Попова (Институт философии РАН). Наука, не дав ответа на вопрос «Что такое человек?», потеряла к последнему интерес и грезит о фантастическом будущем транс- и постчеловека. Угроза антропологическим константам оборачивается угрозой и для человеческой индивидуальности. Антропологический базис рассматривается как предмет рационального конструирования и даже как один из артефактов. В перспективе — мир вещей, не нуждающийся в человеке. Исследовательница остановилась на идеях И.Т. Фролова о комплексном изучении человека и идее о человеке как ядре с размытыми границами, которую выдвигал Б.Г. Юдин.
10 В докладе д-ра филос. наук П.Д. Тищенко (Институт философии РАН) миф трактовался как творческое усилие познания для мысленного построения принципиально новой реальности. В данном контексте миф есть не некая противоположность науке как знанию, а момент процесса получения нового знания. Миф помогает устремиться в возможное будущее. В подтверждение своей мысли докладчик привел ряд примеров из истории классической науки.
11 По оценке д-ра филос. наук Ю.В. Хен (Институт философии РАН), рассуждавшей о евгенических мифах, идея улучшения человека — не продукт появления новых технологий. Данная идея архетипична для мифов разных народов мира. Классическая евгеника XIX–XX веков также ставила вопрос об улучшении ввиду отсутствия у человека сита естественного отбора. Сегодня евгенические мифы работают в связке с технологическими инновациями. Любые евгенические проекты требуют обязательного государственного регулирования. Главная опасность — в переоценке наличных возможностей науки для осуществления евгенического вмешательства. Важно понимать, что до управления наследственностью в наши дни так же далеко, как во времена Платона или Ф. Гальтона.
12 Сегодня геномные технологии уже стали клинической практикой; исследуются не отдельные гены или их цепочки, а геном в целом. Развивая данную тему, д-р мед. наук В.Л. Ижевская (ФГБНУ «Медико-генетический научный центр» РАМН ) обратила внимание, что генетики все чаще стали констатировать коррелятивные сочетания у одного человека двух различных наследственных болезней, о чем в свое время предупреждал И.Т. Фролов. Все активнее применяется генетическая дородовая диагностика. Серьезная этическая проблема, возникающая здесь, — получение в ходе исследования избыточной дополнительной информации о генетическом здоровье человека, который обратился за диагностикой, и информирование его о возникших проблемах и возможностях. Другая проблема — мутации, которые в редукционистском исследовании признаны патогенными, а в целостном организме, напротив, могут протекать иначе. Пока что знания о геноме человека очень ограничены и «улучшение» человека возможно в рамках медицинской коррекции.
13 В докладе д-ра мед. наук Л.Ф. Курило и канд. биол. наук С.Ш. Хаят (ФГБНУ «Медико-генетический научный центр» РАМН ) рассматривались вопросы возможностей и рисков, связанных с применением экстракорпорального оплодотворения в репродуктивных технологиях. Был приведен ряд примеров рисков для здоровья человека при применении вспомогательных репродуктивных технологий. Затрагивались этические проблемы использования репродуктивных биоматериалов, выбора пола плода.
14 В фокусе внимания д-ра филос. наук Ю.М. Резника (Институт философии РАН) были проблемы социальной инженерии. Задача преобразования человека решается здесь путем воздействия на природу человека, исходя из представлений данной эпохи о норме человеческого. Социально опасен сам миф о необходимости исправления «плохого человеческого материала». Докладчик ввел термин «онтопроектирование», имея в виду, что, в отличие от социальной инженерии, преобразование оснований бытия человека происходит не как навязанное извне, а осуществляется самим человеком.
15 Социальной мифологии информационного общества посвятил свой доклад д-р филос. наук А.Г. Иванов (Липецкий государственный технический университет). В социальной мифологии он выделил процессы мифотворчества и мифологизации. В первом случае миф функционален как инструмент социальной мобилизации. Во втором случае речь идет об освоении массовым сознанием социальных изменений. В массово-информационной среде с легкостью происходят инверсии мифов — миф о герое может трансформироваться в миф о злодее, и наоборот.
16 Выступление канд. филос. наук В.П. Веряскиной (Институт философии РАН) касалось проблемы социального будущего и роли мифов в его проектировании. Важным является вопрос целеполагания и выбора желательного образа будущего. Движение к будущему несомненно связано с повышением роли науки и информационных технологий в производственно-техническом развитии. Особую роль следует отвести в будущем цифровым технологиям. Наиболее значимы те технологии, что изменяют повседневность.
17 Доктор филос. наук И.А. Бирич (Московский городской педагогический университет) напомнила об идеях философии русского космизма (на грани научного прогноза и социальной утопии). Докладчица обратила внимание на высказывания о необходимости усовершенствования человека и его космического предназначения в текстах К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского, В.И. Вернадского, Н.Н. Моисеева.
18 На Чтениях поднимались такие вопросы, как этика роботов, общение человека с искусственным интеллектом и связанные с этим антиутопии [д-р филос. наук Ф.Г. Майленова (НИУ «Высшая школа экономики»)], а также современные тенденции и проблемы новой дисциплины — цифровой гуманитаристики [канд. филос. наук Е.И. Ярославцева (Институт философии РАН)].
19 С докладом о философских, биоэтических и правовых проблемах технологии редактирования сознания вступил канд. мед. наук М.А. Пронин (Институт философии РАН). По мнению докладчика, в основе всех виртуально-информационных технологий лежит природная виртуальность человека. Указанные технологии лишь удваивают и усиливают ее. Виртуалистика, как она сформировалась в России в работах Н.А. Носова, в качестве своего предмета «брала» именно эту природную виртуальность в ее различных проявлениях. Современные технологии виртуальности (специальные шлемы, очки) относятся уже к технологиям редактирования сознания. Возникает этическая проблема: виртуальные технологии тем совершеннее, чем меньше человек способен различить под их воздействием реальное и виртуальное, то есть чем они лучше могут обманывать реципиента. Возможности виртуальных технологий диалектически связаны с опасностями, а эти опасности до конца не понятны. Последнее обстоятельство зафиксировано в соответствующем европейском этическом кодексе1. В России же производители виртуальных технологий начисто игнорируют этические проблемы; разработки этических кодексов для виртуальных технологий в нашей стране только начинаются. Вывод автора — развитие в человеке этического начала должно опережать его техническое оснащение.
1. В рамках пятилетней исследовательской программы, субсидируемой Европейской комиссией — Virtual Embodiment and Robotic ReEmbodiment (VERE), — в 2016 году был разработан «VERE-кодекс этического поведения. Рекомендации для добросовестных научных исследований и потребителей VR-технологий».
20 Ёити Фудзии (Колледж Фукуока, Япония) напомнил о романе М. Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» — истоке идеи о создании ученым бессмертного совершенного человека. И.Т. Фролов в своих биоэтических работах неоднократно ссылался на этот известный роман. Идея конструирования человека живет до сих пор, побуждая к действиям не только честолюбивых ученых, но и разного рода дельцов, а также амбициозных политиков. Докладчик привел в пример уже проводимые опыты по криогенизации, вживлении технологических артефактов в телесность человека. Противоядием от технократизма в практике улучшения человека исследователь считает христианское понимание души человеческой. К прогрессу в науке и технике, полагает он, следует подходить с позиций счастья человека, соединяющего его душу и разум. Киборг может быть использован и во благо человека, и для его уничтожения. Для укрепления мирного развития человечество должно стремиться к дружескому общению всех людей.
21 В ходе Чтений прошла презентация двух книг. Книга «Мир человека: неопределенность как вызов» [1] издана по итогам XVII Фроловских чтений. В ней рассматриваются методологические проблемы синергетики, биологические и психологические аспекты проблемы неопределенности, вопросы самоорганизации и стратегии создания образа будущего, а также другие темы. Интерес представляет анализ проблем человеческого потенциала и человеческого капитала.
22 Издание «Философские и социальные проблемы науки и техники» [2], не имеющее аналогов в освещении подобной проблематики, очень важно в историко-философском плане. В нем публикуются материалы IV Всесоюзного совещания по философским и социальным проблемам науки и техники, состоявшегося в 1987 году. Материалы предыдущих трех совещаний своевременно выходили в свет в советский период. Материалы же IV Всесоюзного совещания так и остались неопубликованными в связи со стремительными социальными изменениями, происходившими в нашей стране на рубеже 1980–1990-х годов. Спустя несколько десятилетий в архиве И.Т. Фролова была обнаружена стенограмма этого совещания, которая и публикуется в книге. Материалы совещания отражают высокий уровень отечественных исследований по философии и социологии науки и техники, проводившихся в 1970–1980-е годы и получивших мировое признание.

References

1. Mir cheloveka: neopredelennost' kak vyzov [The human world: uncertainty as a challenge], execut. ed. G.L. Belkina; comp. M.I. Frolova. Moscow: LENAND Publ., 2019.

2. Filosofskie i sotsial'nye problemy nauki i tekhniki: Materialy IV Vsesoyuznogo soveshchaniya (1987 god) [Philosophical and social problems of science and technology: Proceedings of the IV All-Union Conference (1987)], execut. ed. and comp. G.L. Belkina. Moscow: SFK-office Publ., 2018.

Comments

No posts found

Write a review
Translate