The Human Being: individual and global. To the 90th anniversary of the birth of I.T. Frolov
Table of contents
Share
Metrics
The Human Being: individual and global. To the 90th anniversary of the birth of I.T. Frolov
Annotation
PII
S023620070006754-6-1
DOI
10.31857/S023620070006754-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Sergey Korsakov 
Occupation: Leading Research Fellow
Affiliation: Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences
Address: 12/1, Goncharnaya str., Moscow, 109240, Russian Federation
Maria I. Frolova
Occupation: Researcher
Affiliation: Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences
Address: 12/1, Goncharnaya str., Moscow, 109240, Russian Federation
Pages
6-19
Abstract

Celebration article on the 90th anniversary from the birthday of the founder of the magazine “People” academician Ivan T. Frolov. The article gives a general outline of the diverse contribution of I. T. Frolov to the development of science, culture and social life of our country. Special attention is paid to the main ideas of his philosophical concept. The actual aspects of I. T. Frolov's works on globalism and bioethics are considered. It is shown that I. T. Frolov's ideas concerning globalistics and bioethics have substantial unity. The essence of it – in a comprehensive approach to the problem of man and his future.

Keywords
I. T. Frolov, Soviet philosophy, Marxism, bioethics, globalistics
Received
18.11.2019
Date of publication
20.11.2019
Number of purchasers
23
Views
459
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2019
1 Исполнилось 90 лет со дня рождения выдающегося отечественного философа академика Ивана Тимофеевича Фролова, положившего начало многим новаторским тогда для нашей философии направлениям, создателя и руководителя многих научных институций, ставивших своей задачей комплексные исследования острейших проблем современности, в том числе и проблемы человека.
2 В отечественной философии второй половины XX века Иван Тимофеевич Фролов –фигура легендарная Во многом именно благодаря его усилиям наша философия сумела совершить поворот от догматического комментирования истин, «данных в откровении» классиками марксизма, к осмыслению реальных проблем, поставленных временем, развитием науки и общественной жизни. В истории нашей философии ему выпала нелегкая хотя и не всегда благодарная роль. Если не стесняться пафоса, ее можно было бы назвать ролью ледокола, взламывавшего сложившиеся и слежавшиеся за десятилетия шаблоны и табу. И, как положено ледоколу, не только прокладывающего путь тем, кто идет следом, но и принимающего на себя ответные удары. И благодаря его многолетним усилиям многое из того, что сегодня в отечественной науке, философии, общественной мысли воспринимается как само собой разумеющееся, впервые обрело право на открытое высказывание и обсуждение .И тот факт, что самые смелые его мысли и тексты сегодня нередко выглядят тривиальными – лучший памятник работе ученого и борца.
3 Едва ли не первым из наших философов Фролов нашел в себе мужество открыто бросить вызов «учению» Т.Д. Лысенко и праву его сторонников монопольно говорить от имени марксистской философии. Не в последнюю, а может быть, и в первую очередь благодаря его усилиям в стране сформировалась школа исследований философских проблем биологии, состоялась научная и общественная реабилитация многих выдающихся биологов.
4 Драматический опыт с сопротивления ученых насаждаемому в науке мракобесию подвел Ивана Тимофеевича к важнейшей проблеме – соотношению в научной деятельности собственно познавательных и этических, ценностных моментов, «встроенности» мотивов социальной и этической ответственности ученых непосредственно в процесс научного познания. Он, фактически, открыл или, по крайней мере, разблокировал для нашей философии запретную до того тему этики науки.
5 Интерес к биологии, исследованиям науки и этическим проблемам сделал И.Т. Фролова основоположник отечественной биоэтики. Еще на заре ее формирования как самостоятельной дисциплины со своей собственной проблематикой он сформулировал философско-этические принципы, которые санкционируют возможность лечения генетических заболеваний человека, но налагают запрет на попытки «улучшать» человека, выходя за рамки человеческого. И положил много сил на институциализацию складывающейся дисциплины, став инициатором создания Советского, а затем Российского национального комитета по биоэтике.
6 Другим «выплеском» интереса Ивана Тимофеевича к биологии и социальным проблемам стало увлечение экологией. Экологические проблемы тогда еще мало кем осознавались и идеологически выглядели весьма подозрительными (сама мысль о возможности возникновения при социализме противоречия между интересами развития производства и интересами человека граничила с посягательством на устои!). И.Т. Фролов много сделал для преодоления идеологических препон и развития экологии как самостоятельного научного направления и общественного движения, для объединения усилий ученых вокруг задач изучения и сохранения окружающей среды. В 1974 году на Всемирной выставке в Спокане (США) он представил впервые сформулированную советскую экологическую концепцию. В 1987 году – был экспертом от СССР в Комиссии ООН по окружающей среде и развитию (комиссия Брунтланд), подготовившей концепцию устойчивого развития. В 1991 году за разработку и пропаганду глобальных проблем И.Т. Фролов первым в нашей стране был награжден премией Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) «Глобал-500».
7 Раньше многих других И.Т. Фролов осознал и критическую важность встающих перед человечеством глобальных проблем, а также научную перспективность их комплексного междисциплинарного исследования. Он стал одним из основоположников отечественной глобалистики. Но само исследование и обсуждение глобальных проблем блокировалось тогда множеством идеологических стереотипов и ярлыков, с которыми пришлось вести решительную борьбу. Иван Тимофеевич сформулировал теоретическую систему глобальных проблем современности, их типологию, критерии их выделения и причины обострения, а в 1981 году впервые в нашей научной литературе ввел понятие «глобализация».
8 Десятилетия спустя, на пике интереса к проблемам глобализации (далеко не тождественным «глобальным проблемам» как они понимались в последней четверти прошлого века) на фоне потока изощренных теоретических построений на эти темы многие из идей Фролова казались давно пройденным этапом. Но если мы обратимся к аутентичному варианту концепции глобальных проблем И.Т. Фролова, то окажется, что рецензенты и комментаторы проглядели основную идею: ядром системы этих проблем является проблема человека и его будущего. А все остальные проблемы, включая проблему войны и мира и экологическую проблему – суть ее разнообразные проявления в тех или иных сферах деятельности человечества. Эта мысль не утратила актуальность, более того, сама эта идея не до конца осознана и в наши дни. А для Ивана Тимофеевича она была ключевой и сформировала стержень его научных и научно-организационных интересов последнего десятилетия его жизни и работы.
9 Но об этом позже. Пока же заметим, что и здесь, как и во многих других случаях, теоретические построения и поиски быстро стали для Ивана Тимофеевича основой для практических действий. Он впервые в нашей научной и общественной практике выдвинул требование гуманитарной экспертизы любых масштабных социально-экономических проектов и, в полном соответствии с принципами такой экспертизы, в 1984 году как член Экспертной комиссии Госплана решительно выступил против проекта «поворота северных рек». Позже в качестве помощника Президента СССР по науке он добился принятия целого ряда Государственных программ по продвижению и финансированию наиболее перспективных участков развития науки. В рамках реализации этих программ был создан Институт биологии гена, стартовала российская часть международного проекта «Геном человека». Для И.Т. Фролова эти проблемы были органической частью глобальной проблематики.
10 Но если заслуги Ивана Тимофеевича в деле «реабилитации», утверждения в правах многих идей, направлений исследований и целых дисциплин время от времени отмечаются исследователями, то другую сторону этой работы как-то не замечают. А она была не менее важна. Напряженная работа Ивана Тимофеевича и ее результаты помогли и «реабилитировать» отечественную философию в глазах мирового научного сообщества и отечественной интеллигенции, прежде всего ученых. Развитие философии стало в позднем СССР, а позже и в России полноправной частью мирового философского процесса и процесса развития научной и общественной мысли. Занятие философией стало вполне престижным делом для молодых представителей естественных наук. Не случайно на конец шестидесятых–первую половину семидесятых годов приходится “массовый призыв" в философию молодых физиков, химиков, биологов – ситуация, абсолютно не мыслимая десятью-пятнадцатью годами ранее. Многие из этих «призывников» впоследствии стали видными философами.
11 Десятилетие, когда И.Т. Фролов руководил журналом «Вопросы философии» (1968–1977) – особая и чрезвычайно интересная глава в истории отечественной философии, да и, пожалуй, истории отечественной печати второй половины прошлого века. Под его руководством журнал превратились в авторитетный орган не только философского сообщества, но и российской интеллигенции – причем один из последних сохранившихся к середине семидесятых годов. Почти по заветам Ленина журнал стал «не только коллективным пропагандистом и коллективным агитатором, но и коллективным организатором» интеллектуальной жизни. Философия вновь стала осознаваться как «место для дискуссий», причем таких, которые способствуют развитию самых разных областей знания и направлений мысли. На страницах журнала регулярно выступали П.Л. Капица, Н.Н. Семенов, В.А. Энгельгардт, Б.Л. Астауров и другие выдающиеся ученые, на «круглых столах» оживленно и продуктивно спорили о новаторских проблемах этики, генетики, экологии и о только-только попавших в поле зрения мирового сообщества глобальных проблемах.
12 По инициативе И.Т. Фролова Философское общество CCCР, которое он возглавлял с 1987 года, было принято в Международную федерацию философских обществ и значительно увеличились составы отечественных делегаций на Всемирные конгрессы. В 1991 году благодаря усилиям И.Т. Фролова Общество не распалось – на его основе было создано Российское философское общество. И.Т. Фролов стал инициатором и организатором Российских философских конгрессов, сыгравших важную роль в интеграции научного сообщества философов России, а также бывших республик СССР.
13 Книги и статьи Ивана Тимофеевича неоднократно переводились во многих странах. В качестве приглашенного докладчика он выступал на Международных конгрессах по логике, методологии и философии науки в Канаде, Австрии, Италии и на Всемирных философских конгрессах в Варне, Дюссельдорфе, Брайтоне, Бостоне. По его предложению русский язык был включен в число официальных языков Всемирных философских конгрессов. В 1988 году впервые от нашей страны он был избран первым вице-президентом Международной федерации философских обществ. В 1989 году он был избран почетным академиком Международной академии истории науки. Его авторитету в мировом философском сообществе мы обязаны проведением впервые в Москве Международного конгресса по логике, методологии и философии науки (1987). Вопреки давлению обстоятельств в 1993 году в разрушенной и лишенной ориентиров стране И.Т. Фролов сумел организовать проведение в России XIX Всемирного философского конгресса. Он дискутировал с Норбертом Винером и Лайнусом Полингом, Збигневом Бжезинским и Армандом Хаммером, Ильей Пригожиным и Эвандро Агацци, Петром Капицей и Николаем Семеновым, Петром Анохиным и Владимиром Энгельгардтом, Андреем Тарковским и Юрием Никулиным, Габриэлем Гарсия Маркесом и Сергеем Залыгиным, Иоанном Павлом II и митрополитом Питиримом. На протяжении всей его жизни сила характера и интеллекта притягивали к нему тех, кто сам обладал ими и умел ценить их в других.
14 Иногда для такой работы требовалось немалое дипломатическое искусство. Вот лишь одна зарисовка малоизвестных обстоятельств визита в Москву Норберта Винера. Она взята из письма Фролова, тогда сотрудника редакции «Вопросов философии», жене от 8 июля 1960 года: «Как ты знаешь, в Москве был Н. Винер (основатель кибернетики). Он отказался посетить Институт философии (было официальное приглашение). Тогда мы с Мерабом провели серию хитроумных мероприятий + смело и вовремя предложенный “аванс” = Винер посетил нашу редакцию, и я гордо пригласил институтских “воспользоваться благоприятным случаем” и “поприсутствовать” на беседе с Винером. Фурор! (пусть знают, что есть наша редакция!) Беседу (вопросы и пр.) я предварительно “прорепетировал”, чтобы она “потянула” на публикацию в журнале. Для придания ей содержательности пригласил Анохина и др. Все было замечательно! Кроме того, Винер пришлет скоро статью» [1]. Винер прислал статью в редакцию. Э.Ю. Соловьев рассказывает, как «летом 1961 году состоялось памятное обсуждение статьи Норберта Винера “Ученый и общество”. Это был первый со дня основания журнала немарксистский текст из-за рубежа. Вопрос о возможности его публикации исследовался редколлегией на протяжении двух дней. Ю.К. Мельвиль и М.К. Мамардашвили выстроили аргументы в пользу незамедлительного издания десятистраничного эссе, вышедшего из-под пера “отца кибернетики”. Тему вертели так и этак и, наконец, снесли одним ударом: “А кто может поручиться, что статейка эта не заслана нам Пентагоном?!” (Б.С. Украинцев). Тут бы, пожалуй, все и кончилось, если бы не талейрановская находчивость тридцатилетнего И.Т. Фролова: “Мы были свидетелями острого спора. У противника статьи понятные мотивы и доводы. Но как пересказать их самому Норберту Винеру? Думаю, выход тут один. С честностью ученых, с принципиальностью коммунистов мы должны предоставить проф. Винеру полную стенограмму нынешнего обсуждения, без каких-либо изъятий. Надеюсь, он сам сумеет оценить весомость наших “за” и “против””. Деваться было некуда: в положенный срок статья увидела свет. Именно эта публикация положила начало расширяющимся контактам журнала с зарубежными учеными и философами» [3, с. 37].
15 Но главным делом своей жизни в последние десятилетия сам Иван Тимофеевич считал развитие комплексных исследований человека – проблему человека в ее самом широком понимании он, как мы уже отмечали, считал ядром всей глобальной проблематики. И, как это часто случалось с Иваном Тимофеевичем, он не ограничивался теоретическими изысканиями и декларациями.
16 И.Т. Фролов и сплотившиеся вокруг него ученые выдвинули программу комплексного междисциплинарного исследования человека. Он создал и возглавил Институт человека РАН, основал журнал «Человек». По его инициативе была организована кафедра философской антропологии и комплексного изучения человека на философском факультете МГУ. Впервые под руководством И.Т. Фролова был создан философско-энциклопедический словарь «Человек». А когда в июне 1991 года газета «Известия» обратилась к нему с вопросом «Что для Вас главное в жизни?» он, будучи тогда членом Политбюро ЦК КПСС и главным редактором газеты «Правда», ответил, что главным в своей жизни считает создание Центра наук о человеке, Института человека и журнала «Человек».
17 И здесь ему было чем гордиться. Это, действительно, были едва ли не первые в мире научные институции, провозгласившие своей задачей комплексное изучение и осмысление «феномена человека». Причем речь шла не просто о междисциплинарных исследованиях, но об органичном, насколько возможно, совмещении исследований в естественных и общественных науках, философского анализа, познания средствами искусства и религиозной мысли. Может быть, впервые искусство и религия на институциональном уровне признавались равноположенными и равноправными с наукой средствами познания. К сожалению, этим идеям не суждено было реализоваться в полной мере. Центр наук о человеке и Институт человека были ликвидированы, а журнал, хотя и стремится придерживаться принципов, обозначенных в момент его создания, в отсутствие поддерживающих такую программу научных институций и в условиях усиливающейся дисциплинарной фрагментации науки и научных изданий не в состоянии воплотить их в жизнь в полной мере.
18 И тем не менее философские и научно-организационные идеи И.Т. Фролова, как принято говорить, «сохраняют свою актуальность» и в наши дни. Правда, применительно к идеям И.Т. Фролова скорее следовало бы сказать: продолжают освещать путь исследованиям. Глобалистика и биоэтика пережили в начале нашего века период бурного роста. Сегодня в их рамках изучаются многие специальные вопросы, сложился терминологический аппарат, зачастую, правда, калькирующий лексику специализированных англоязычных электронных изданий. Но в тех случаях, когда необходимо подвести итоги и определить перспективы исследований – возвращаются к общим принципам, которые были сформулированы И.Т. Фроловым.
19 Ныне стало ясно, что само понятие глобализации принималось в начале XXI века не вполне критично, без должного учета социально-экономических противоречий мирового развития. Глобализацию как объективный процесс зачастую смешивали с экономическими и политическими процессами экспансии глобального капитала. Если бы мыслители, политики, журналисты в свое время прислушались к мыслям Ивана Тимофевича, его видению глобальных проблем и путей их решения, – может быть, «глобализация» не превратилась бы в ругательное слово для самых разных слоев населения мира. Но это ведь не отменяет реальности глобальных проблем, теоретическая система которых была выстроена И.Т. Фроловым, и усиливающейся взаимосвязанности мира. Проблемы эти продолжают определять жизнь человечества, и нынешняя волна антиглобализма, спровоцированная непониманием с обеих сторон, только затрудняет их решение.
20 Идеи И.Т. Фролова приобрели наглядность, когда производительные силы человечества приняли планетарный характер, а современная технонаука вторглась в человеческую природу. Но сам Иван Тимофеевич обозначил подобную перспективу несколько десятилетий назад [6; 7]. Он с самого начала разграничивал глобализацию как объективный процесс, предсказанный еще Марксом, и процессы установления глобального доминирования, которые из самой сущности глобализации не вытекают, и призывал действовать или, хотя бы, мыслить на опережение.
21 Кроме того, поставив проблему человека и его будущего в центр системы глобальных проблем, И.Т. Фролов уже тогда обозначил осознанную только сегодня ситуацию превращения во «вторую природу» не только техногенной среды, но и собственной биологической природы человека.
22 Последний аспект специально изучается биоэтикой. И.Т. Фролов обратился к биоэтическим проблемам, когда в нашей стране еще не было аудитории, способной воспринимать эту проблематику, когда биоэтика у нас еще не возникла как дисциплина. Поразительно, но уже тогда Фролов использовал понятие «конструирование человека» [4, с. 61]. С тех пор прошло более тридцати лет. Сложилось биоэтическое сообщество и широкая аудитория, интересующаяся вопросами улучшения человеческой природы. Но методологические подходы И.Т. Фролова используются недостаточно. Если представители старшего поколения исследователей еще продолжают деликатно пользоваться термином «улучшение человека», то авторы помоложе просто употребляют кальку английского слова «enhancement». Между тем, постановка биоэтических проблем не по типу case study, с акцентом на юридически-коммерческие аспекты, а как проблем человека и его бытия, тем самым – как проблем философских, – возвращает серьезных биоэтиков к философскому горизонту И.Т. Фролова. О.В. Попова констатирует, что «вопросы, которые ставил тогда И.Т. Фролов, оказались особенно актуальны сегодня, когда человечество столкнулось с реальными возможностями по улучшению человеческих качеств, усилению его физических и психических способностей и с развитием соответствующих технологий… И, безусловно, заложенные И.Т. Фроловым традиции отечественной философии, направленные на осмысление этических проблем развития генетики, исследуемые впоследствии сотрудниками Института человека РАН и Института философии РАН, являются ярким примером школы философской мысли, сформировавшей необходимые теоретические основания для дальнейшей гуманитарной экспертизы социальных рисков современного научно-технического развития» [2, с. 188, 196].
23 Глубина и своеобразие философской концепции Фролова состоят в стремлении понять, как же сопрягаются индивидуальное и глобальное измерения человека. Сама идея единства универсального и уникального – это, скорее, будущее философской антропологии. Философская антропология освоит эту идею, когда преодолеет собственную ограниченность и станет интегратором различных знаний о человеке, добытых разными науками, создаст ситуацию взаимодополнительности в познании человека.
24 Универсальность человека и уникальность его индивидуальности с ее неповторимым внутренним миром имеют один и тот же корень. Человек в ходе предметной деятельности преобразовывает природу, выделяет себя из нее и вновь соединяет себя с ней на принципиально новой основе, выходя за рамки простого удовлетворения потребностей. Он изменяет природу по ее собственным законам, и тем самым отражает в себе как в микрокосме всю структуру реальности. Следствием удвоения реальности в ходе деятельности становится универсальность человека. В то же время новый способ опосредованного соединения с природой распространяется человеком и на самого себя. Человек, охвативший природу в своей планетарной деятельности, и к себе относится как к предмету. Человек – существо, удваивающее мир и, соответственно, удвоенное в себе. В деятельностном самоотношении заключена тайна происхождения сознания и обретения человеком индивидуальности. В неопубликованных заметках И.Т. Фролова есть такая фраза: «Для человека общество это не среда только, это сущность, а не: “наследственность и среда”». Каждый индивид – не экземпляр рода человеческого, но активный участник изменения и преобразования родовой сущности. Его собственный вклад в развитие человеческой сущности ничем не может быть заменен. Внешне он определен обстоятельствами места и времени, внутренне же – зависит от его творческой активности. Понятый таким образом человек имеет перед собой в качестве предмета деятельности и внешнюю, и свою собственную природу.
25 В публикациях 1970-х годов, И.Т. Фролов показал, что биоэтические проблемы генетики человека и глобальные проблемы – суть проблемы одного порядка и одной природы, вытекающие из современной стадии развития человечества. Стадии, когда деятельность и коммуникации человечества приобрели планетарные и глобальные масштабы, когда человечество из потенциальной реальности стало реальностью актуальной. Произошло это с появлением космических и компьютерных технологий, со становлением мировой экономики не только как финансовой, но и как производственной реальности.
26 В той мере, в какой деятельность общественного человека осуществляется стихийно, а человечество остается разделенным на группы, враждующие между собой по социальным, национальным и религиозным причинам, сама деятельность продолжает носить отчужденный характер. Непосредственным выражением отчужденного характера деятельности выступают глобальные проблемы человечества. Степень реального производственно-экономического единства человечества существенно превышает способность человечества контролировать глобальные процессы. На тех участках, где деятельность человечества приобретает глобальный характер, но не может быть отрегулирована, и возникают глобальные проблемы. К ним относятся проблемы войны и мира, охраны природы, энергетики, продовольствия и ресурсов, здравоохранения демографии, Мирового океана, взаимодействия с Космосом, международного терроризма, научно-технического прогресса и клонирования, «улучшения» человека и ряд других.
27 Всякий шаг по пути совершенствования человека приобретает сразу глобальную мощь и распространение, а наука начинает выступать в виде демона, не совладав с которым, человек и человечество погубят сами себя. Человек получает инструменты, потенциально способные как необычайно ускорить его развитие и усилить его возможности, так и превратить его в постчеловека. Человек ищет себя вширь и вглубь столь интенсивно, что рискует неожиданно себя утратить.
28 Глобальные проблемы отличаются от прочих тем, что они затрагивают перспективу самосохранения человечества. В этом и заключается единый корень проблем глобалистики и биоэтики. В том и в другом случае речь идет о сохранении идентичности рода человеческого, о том, справится ли человек со своей собственной преобразующей деятельностью, либо же принесет себе гибель. Перспектива гармонизации взаимоотношений общества и природы связывалась Фроловым с преодолением стихийности развития самого общества. Он подчеркивал, что в современной экстремальной ситуации «общество должно доказать свою человечность, а человек проверяется на право называться Человеком» [5, с. 295].
29 Вот почему И.Т. Фролов практически одновременно занялся таким узлом проблем, как социально-философское осмысление научно-технической революции, глобальные проблемы современности, биоэтические проблемы генетической инженерии [6]. Для многих его переход к новой тематике был неожиданным. Причина же была в том, что Фролов увидел новый узел острейших проблем на ранней стадии, подобно тому, как опытный глаз распознает грядущий шторм по появлению отдаленного облачка на горизонте. Фролов как философ-марксист видел единство происхождения и природы проблем там, где иные находили лишь конгломерат не связанных между собою научных дисциплин. Отсюда вытекает методологическое требование комплексного подхода к изучению человека и его будущего, которое выдвигал И.Т. Фролов.
30 Комплексный подход позволил И.Т. Фролову найти ключ к решению главной глобальной проблемы – проблемы человека и его будущего. Решающую роль для выживания человечества играют не сомнительные эксперименты по изменению морфологии рода человеческого, а способ материального и духовного производства, форма социальной деятельности людей, тип организации общества. В комплексном подходе в органическом единстве находятся научный и социальный аспекты решения глобальных проблем. Глобальные проблемы человечества возникают там и тогда, где и когда человечество как целое не в состоянии совладать со своими же возможностями, приобретшими уже всеобщий характер. Преодолев социальное отчуждение, построив справедливое общество, человек сумеет гармонизировать и свои отношения с природой, будет осознанно управлять процессом взаимной адаптации человека и природы, будет находит все новые и более надежные способы коррекции генетических отклонений без ущерба для будущего собственной природы человека. Путь решения общих для всего человечества глобальных проблем – путь к становлению человечества как реального единства.
31 Сегодня идеи И.Т. Фролова приобрели даже большую актуальность по сравнению с временем, когда они были высказаны. В наши дни глобалистика и биоэтика оказались в центре острых споров об основополагающих понятиях научного дискурса. Поэтому для прояснения путей позитивного исследования человека весьма полезно будет обратиться к нашим истокам и прислушаться к словам мыслителя, который стал одним из основоположников глобалистики и биоэтики в России.

References

1. Lichnyj arkhiv I.T. Frolova.

2. Popova O.V. Razrabotka ehticheskikh problem genetiki v Institute cheloveka // Institut cheloveka: ideya i real'nost'. M.: Lenand, 2018. S. 188, 196.

3. Solov'ev Eh.Yu. Filosofskij zhurnalizm shestidesyatykh: zavoevaniya, obol'scheniya, nedodelannye dela // Voprosy filosofii. 1997. № 7. S. 37.

4. Frolov I.T. Buduschee cheloveka (gumanisticheskie aspekty progressa nauki) // Buduschee v nastoyaschem. M.: Progress, 1984. S. 61.

5. Frolov I.T. O cheloveke i gumanizme. M., 1989. S. 295.

6. Frolov I.T. Perspektivy cheloveka: Kritika sovremennogo sotsial-biologizma i neoevgeniki; sotsial'no-ehticheskie problemy geneticheskoj inzhenerii // Voprosy filosofii. 1975. № 7. S. 83-95; № 8. S. 127-138.

7. Frolov I.T. Chelovek i ego buduschee kak global'naya problema sovremennosti: (nauchnyj, sotsial'nyj i gumanisticheskij aspekty) // Marksistsko-leninskaya kontseptsiya global'nykh problem sovremennosti. M.: Nauka, 1985. S. 349-364.

Comments

No posts found

Write a review
Translate