Bioethics of Pandemic Preferences
Table of contents
Share
QR
Metrics
Bioethics of Pandemic Preferences
Annotation
PII
S023620070012385-0-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Roman Belyaletdinov 
Occupation: Junior research fellow
Affiliation: Institute of Philosophy, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

A pandemic period is a time when not only the exposure of existing social, economic and age-related preferences occurs, but the probability of their redistribution is already found in the logic of the epidemic and, as a rule, differently than in ordinary life. The Covid-19 pandemic is taking place in a world where scientific knowledge is still a decisive force, allowing to maintain the usual structure of such preferences as autonomy and accessibility of medicine. At the same time, the problem of limited medical resources and the healthcare system remains, where the distribution of preferences may be dramatic. Autonomy and benefience are two key principles that shape the relationship between a doctor and a patient. Their interaction sets both limitations and protection of the field of general rights, and the exact selection of models prevents excessive power and affective decisions. The conclusion is drawn on the need to reach consensus on bioethical principles of autonomy and beneficience, which allows creating clear and reasonable rules of action for doctors in the context of a lack of medical resources.

Keywords
Covid 19, preferences, autonomy, beneficience, bioethics
Received
08.12.2020
Date of publication
09.12.2020
Number of purchasers
2
Views
603
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for
1 В период пандемии обнажаются существующие социальные, экономические и возрастные преференции [3], и появляется вероятность их перераспределения уже в логике эпидемии. Структура преференций в разные исторические времена различалась, и была связана ценностными порядками, эмпирическими знаниями не только с уровнем организации противостояния эпидемии, но и с основаниями, на которые опираются принудительные защитные меры. Не секрет, что в прошлом, во время эпидемии, поддержание структуры действий имело ключевое значение предотвращения хаоса, возникавшего в городах из-за того, что люди массово теряли надежду на спасение и выживание. Средневековые методы — «золото, огонь и веревка» как способы установления порядка и обуздания эпидемий чумы и холеры — применялись вместе с иллюзорным представлением о болезни как грехе (в силу ограниченности средневековых знаний о природе болезней). Между тем упомянутые методы, будучи системными, несли в себе организационную ценность ответа на социальное бедствие. В наше время методы иные: штрафы, просвещение и риск дефицита медицинских ресурсов.
2 Пандемия Covid-19 протекает в мире, где научное знание является определяющей силой, позволяющей сохранять обычную структуру таких преференций, как автономия и доступность медицины. Мы достаточно много знаем о вирусе, чтобы рассматривать его не как грех, а как результат ожидаемых мутаций нескольких типов вирусов, разумно ему противостоять с помощью карантина, гигиены, научных исследований, помогающих выявлять и устанавливать эффективность лекарств, — все это минимизирует количество жертв и сохраняет систему здравоохранения. Это же знание позволяет ограничивать массовые собрания, спортивные состязания, международное сообщение и рационально сдерживать экономическую активность. Научное знание выступает источником прогнозирования и на основе математических эпидемиологических моделей объясняет, как сохранять устойчивость общества во время пандемии.
3 Вместе с тем остаются проблемы ограниченности медицинских ресурсов и системы здравоохранения, где распределение преференций складывается наиболее драматично. Здесь структура предпочтений не может выстраиваться на основе естественнонаучных знаний и требуется объяснить с помощью биоэтики, почему следует ограничивать публичное пространство, регулировать распространение информации, как узнать, по какой причине один пациент должен получить помощь и сохранить жизнь, а другому в этом следует отказать. Эти действия необходимо объяснять через признание абсолютной ценности жизни, справедливости и автономии и перед лицом реальных рисков исчерпания мест в больницах и возможностей медиков принимать новых пациентов.
4 Бремя определения преференций для одних и отказа в них другим — этот конфликт блага общества и естественного права каждого человека на жизнь — ложится на конкретных врачей в конкретной ситуации, ограниченной по времени. Не имеет ли право на жизнь пожилой человек ровно такое же, как и человек молодого возраста? Следует ли отдать единственный аппарат ИВЛ медику, который лечил больных Covid-19, или любому другому пациенту? Должны ли обеспеченные люди держать в своем доме персональный аппарат ИВЛ про запас, на всякий случай, или следует отдать дефицитное медицинское оборудование тем, кто нуждается в нем здесь и сейчас? Только справедливые и понятные ответы на вопросы «почему?» могут сохранить доверие к действиям врачей.
5 Здесь стоит вспомнить, как соотносятся автономия и благо — два ключевых принципа, формирующих отношения врача и пациента, а в исключительных случаях и человека, еще не ставшего пациентом. Их взаимодействие определяет как ограничения, так и защиту поля преференций, а точное следование избранной модели распределения автономии и блага удерживает от избыточных силовых и аффективных решений, позволяет сохранять точное представление о ситуации и распространять сведения на основе доверия к официальной информации.
6 Следует отметить, что пандемия — это особая ситуация. Она накладывает целую сеть обязательств на тех, кто еще не болен, и лишает многих пациентов возможностей и права на помощь по причине ограниченности медицинских ресурсов. Во время пандемии все люди должны соблюдать ряд действий, однако в эпидемиологической ситуации эти действия могут приобретать различную форму долженствования.
7 Соотношение автономии и блага можно представить тремя моделями — дискретная, полудискретная и недискретная [1]. Дискретная форма взаимоотношения автономии и блага строится на исключении одного элемента в пользу другого: либо благо исключает автономию, либо автономия исключает благо. Негибкость такой формы взаимодействия делает эту модель крайне нежелательной, но вместе с тем эффективной в крайних ситуациях, когда необходима полная мобилизация всех ресурсов. При распространении инфекционных заболеваний это ограничение работы магазинов, передвижений на улицах, обязательное использование средств защиты (масок, перчаток). Все эти меры серьезно ограничивают автономию, но при этом обеспечивают общее благо — снижают скорость распространения эпидемии и дают возможность распределить медицинские ресурсы, не допуская их коллапса. Вместе с тем подобный подход полностью лишает людей определенных преференций, естественных для обычной жизни — возможности свободно передвигаться, заниматься работой и отдыхать. Такие меры вызывают сильнейший психологический дискомфорт, разрушительный сам по себе.
8 Полудискретная модель взаимодействия автономии и блага выстраивается как дискурс-анализ, как способ автономного регулирования выбора. Это интеллектуальная «архитектура выбора», в которой взаимодействие может распределяться от разъяснения вероятных рисков (мягкая форма патернализма) до свободы выбора (либертарианский патернализм). Модель взаимодействия блага и автономии строится вокруг делиберации — обсуждения и разъяснения, с тем чтобы каждый отдельный человек мог представить, как вирус поражает организм, как он влияет на сосуды и органы, и почему средства защиты столь необходимы. Такой подход сохраняет преференцию дискуссии и автономии, он психологически комфортен и позволяет выстраивать понятные и ожидаемые планы и действовать автономно, при этом поддерживая общее благо осознанно, а не по принуждению, пользуясь средствами защиты и соблюдая дистанцию с другими людьми и гигиену.
9 Между тем в рамках этой модели значительной проблемой становится распространение различного рода конспирологических, часто совершенно фантастических теорий; их популярность проистекает из невежества и страха, с одной стороны, и деятельности людей, пользующихся повышенным интересом темы для продвижения собственной популярности, — с другой. Открытость и доступность информации, работа независимых и авторитетных экспертов как просветителей, пожалуй, один из немногих способов удерживать обсуждение о распространении болезни в релевантных границах. Это особенно важно для того, чтобы не вводить жесткие меры регулирования в рамках дискретной модели, когда соблюдение норм ради общего блага происходит за счет штрафов и наказаний, а также за счет ограничения естественного образа жизни.
10 Недискретная модель определения блага и автономии стирает грань между автономией и благом. Все, что проистекает из автономии, есть благо, и все, что является благом, проистекает из автономии. Эта модель сохраняет максимум преференций, но в условиях пандемии ее применение ограничено и может действовать лишь в крайних и экстремальных случаях (например, отказ от госпитализации в критическом состоянии, отказ от проверенной и действующей вакцины).
11 Эпидемия заставляет не только вырабатывать этические максимы, но и мгновенно действовать в обстоятельствах, где на смену преференциям, вытекающим из автономии, приходит другой класс преференций, продиктованных наиболее оптимальным распределением медицинских ресурсов (в случае их нехватки). Объединение нескольких этических принципов — получение максимально достижимой пользы от применения дефицитных медицинских средств, помощь тем, кто находится в наихудшем положении и признание инструментальной ценности (преференции для заболевших врачей) — является сложившимся балансом [2] этически оправданных преференций (который, конечно, обсуждаем), своего рода «золотом, огнем и веревкой», сплетенной из деонтологии и консеквенциализма. Применение этих правил — наиболее экстремальный и драматичный сценарий развития эпидемии, и он организуется согласно дискретной модели баланса блага и автономии (благо полностью вытесняет автономию). Однако в отличие от штрафов и санкций, выписываемых за игнорирование ношения масок, уже пациенты (а не люди, нарушающие карантин) распределяются по группам, имеющим наиболее высокие шансы выживания на реанимационной койке (эта практика известна как медицинская сортировка больных, или триаж).
12 Сохранение преференций автономии на ранних этапах эпидемии возможно в рамках полудискретной модели — как сознательное следование разумным и понятным формам карантина. Массовое нарушение общих правил безопасности ведет не только к потере преференций автономии и ужесточению режима карантина, но и к серьезному структурному изменению преференций внутри возрастных групп (в рамках триажа, когда преимущественно спасают наиболее выживаемую возрастную группу пациентов), а приоритет определяется не принципами равенства для всех пациентов, а справедливым и объективно наиболее перспективным распределением дефицитных медицинских ресурсов.
13 Консенсус, каким бы он ни был, в отношении принципов автономии и блага позволяет создать понятные и биоэтически обоснованные правила действий для врачей, чтобы не допустить хаоса в ситуации, когда общество, построенное на знании, в условиях недостатка медицинских ресурсов однажды может оказаться в обстоятельствах, мало чем отличающихся от тех, в которых находилось средневековое общество, переживающее эпидемии.

References

1. Cohen S. The logic of the interaction between beneficence and respect for autonomy // Medicine, Health Care and Philosophy. 2019. v. 22. N 2. P. 297–304. DOI:10.1007/s11019-018-9876-4.

2. Ezekiel J. Emanuel, G. Persad, J.D., Ross Upshur, B. Thome et al. Fair Allocation of Scarce Medical Resources in the Time of Covid-19 // New England Journal of Medicine. 23.03.2020. DOI: 10.1056/NEJMsb2005114.

3. Macklin R. Covid-19: A view from New York. Indian journal of medical ethics. 2020. N. 2.

Comments

No posts found

Write a review
Translate