Oddities and Origins of Human Sexuality
Table of contents
Share
Metrics
Oddities and Origins of Human Sexuality
Annotation
PII
S023620070014865-8-1
DOI
10.31857/S023620070014865-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Nikolai S. Rozov 
Occupation: Chief Researcher in the Institute for Philosophy and Law, Siberian Branch of Russian Academy of Sciences; Head of Department for Social Philosophy and Political Sciences of Novosibirsk State University; Professor of Department for International Affairs an
Affiliation:
Institute for Philosophy and Law, Siberian Branch of Russian Academy of Sciences
Novosibirsk State University
Novosibirsk State Technical University
Address: Novosibirsk, 630090, Novosibirsk, ul. Nikolayeva, 8, RUSSIA
Pages
125-146
Abstract
The paper is devoted to discussion of the key problems of the nature and genesis of human sexuality. The classical concept (D. Symons, H. Fisher, D. Bass, etc.) includes statements about different sexual strategies of men and women, the primacy and naturalness of monogamy, the lack of interest of women in sex, the evolutionary “side effects” of female orgasm. The main counterarguments are related to the ineradicability of adultery, not only from the male, but also from the female side, a variety of sexual relations in pre-state societies with the widespread distribution of ideas of “partial paternity” among them, special mechanisms of competition and selectivity in anatomy and physiology of male and female reproductive organs. Particular attention is paid to modern versions of the adaptive value and functions of the female orgasm. It is shown that neither “egoistic” explanations (keeping a partner and “hunting” for good genes), nor aesthetic (the intrinsic value of pleasure) can be considered sufficient. An evolutionary hypothesis explains the genesis of emotional-sexual syncretism in women and the “split” (dualism) of male sexuality. Feminine feelings for men have origin from the love and commitment of girls to fathers and older men as protectors. These emotions remain intact. Women usually retain close relationships and at least partial identification with their mothers. Among boys the initial love for their mothers inevitably suffers a crisis both in phylogeny through sexual selection and in ontogeny through negative reinforcements. In result, the direct transfer of this feeling to potential female partners becomes impossible but it can sublimate as a platonic love for ideal or inaccessible women. At the same time “sinister” sexual need develops separately and cannot always be combined with “high feelings”. This male split is compensated (at least partially) due to especially close relationships with a woman who reward herself and her partner with violent outpourings of sexual pleasure.
Keywords
sexuality, sexual strategies, evolution of sexuality, paleopsychology, female orgasm, "sperm war", primate sexuality, sex differences, human reproductive system, psychology of love
Date of publication
30.04.2021
Number of purchasers
2
Views
110
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Вряд ли нужно доказывать огромную значимость отношения полов, сексуальности и неразрывно связанных с ней сфер родства и наследования. Несмотря на огромный объем исследований в данной сфере, особенно за последние 40–50 лет, некоторые вопросы, кажущиеся простыми, даже нелепыми, так и не получили общепризнанного ответа, по ним не достигнут консенсус. Вот только некоторые из них.
2 Почему, несмотря на многовековые усилия морали, религии, систем обычного и государственного права, несмотря на большие риски супружеские измены не прекращаются, причем не только со стороны мужчин, но и со стороны женщин?
3 Если женский оргазм не является побочным продуктом эволюции мужского (с чем уже все согласились), то для какой функции служит приспособлением, почему случается далеко не всегда и далеко не у всех женщин?
4 Как объяснить столь большое различие между обычной целостностью, синкретичностью женских чувств и их нередкой расщепленностью, разорванностью у мужчин?
5

Сексуальные стратегии и исконная моногамия:сомнительность классической модели

6 «Сексуальные стратегии — это адаптивные решения задач поиска партнера» [1, с. 15]. В своей классической книге Д. Саймонс описал и объяснил различие этих стратегий следующим образом. Женщина гораздо больше жизненных сил, времени и внимания вкладывает в вынашивание и воспитание каждого ребенка, поэтому заинтересована в долгосрочных отношениях с мужчиной, который будет заботиться о ней и о детях, защищать и снабжать ресурсами. Вклад мужчины гораздо скромнее, поэтому он заинтересован в максимально широком распространении своих генов и поэтому склонен к множеству кратковременных связей с разными женщинами. В той же концепции предполагается низкий уровень либидо у женщин, их твердый настрой на моногамный брак [26, p. 6]. В этой парадигме мужчина предлагает еду, полезные вещи, защиту и статус в обмен на исключительный и постоянный сексуальный доступ (сексуальный контракт по Х. Фишер [1; 2; 14; 15]. Исследователи собрали обширный и впечатляющий перечень аргументов, противоречащих главным положениям классической концепции.
7

Разнообразие сексуальных порядков и странные идеи частичного отцовства

8 Привычные нам моногамный брак и строгое порицание супружеских измен отнюдь не являются такими уж распространенными, если учитывать общества за пределами наиболее многочисленных наций. Во многих обществах внебрачный секс допускался для отдельных категорий, например, между братьями и невестками (сирионо в восточной Боливии). «Эти люди были "моногамны", но мужчинам было разрешено вступать в половые отношения с сестрами их жен и с женами их братьев. Женщины, в свою очередь, могли заниматься сексом с братьями своего мужа и с мужьями своих сестер. В племени хайда женатым мужчинам и замужним женщинам, как правило, разрешались сношения с любым членом клана супруга; супруг или супруга разве что могли “мягко возразить”, но обычно они и этого не делали» [9, p. 147]. Среди самых разных культур уровня дикости (охотники-собиратели, не перешедшие к земледелию, как правило, эгалитарные) характерно убеждение в том, что беременная женщина должна продолжать сношения для полноценного развития плода, причем желательно с разными мужчинами [7, 10, p. 10].
9

О чем свидетельствуют древнейшие сигналы эротической привлекательности?

10 Обратим внимание на следующие моменты, обычно ускользающие от внимания при анализе столь «простого» предмета, как женская эротическая привлекательность. Во-первых, призывные телесные «украшения» женщин появились гораздо раньше, чем какая-либо одежда, вероятно вместе с лишением волосяного покрова. Это значит, что они были видны всем окружающим, в том числе мужчинам, на которых эти сигналы, собственно, и направлены. Во-вторых, столь любимые женщинами танцы, пение, мимика, наряды, головные уборы, бижутерия также направлены на публику. Если женщин не закутывают в глухие мешки и не держат взаперти, то склонность ко всему этому поведенческому и материальному украшательству себя не исчезает и после брака, когда соперничать за наиболее привлекательных женихов уже не нужно. Если бы женщины издревле были запрограммированы на ублажение только одного мужчины, их главной страстью была бы какая-то телесная практика типа поглаживания или массирования партнера. Бывает и такое, но по широте распространения и интенсивности не идет ни в какое сравнение со страстью женщин к украшательству, танцам и кокетству на публике.
11 При экстраполяции всех этих моментов на группы наших самых далеких предков получаем представление о вполне эгалитарном сообществе, с отсутствием или крайне слабым контролем над поведением женщин, которые соблазняют окружающих мужчин своей телесной красотой, украшательством и грацией.
12 Увы, женщины также совершают супружеские измены. Если у мужчин легкость и выгодность широкого распространения генов достаточна для объяснения их более фривольного поведения (или желаний, как минимум), то почему на секс с новыми партнерами идут женщины? Считается, что они могут получить пользу косвенно, через превосходное потомство, родившееся вследствие внебрачной связи, или могут извлекать пользу напрямую, получая от любовника материальную выгоду и для себя, и своих детей [9, p. 59]. Добавим сюда потребность женщин в любви, в эмоциональной приверженности мужчине [1, с. 64]. Кого же они выбирают? Что составляет эротическую привлекательность мужчин? Сильное красивое мужское тело, риторические способности мужчин («женщины любят ушами»), а также их уверенное доминантное поведение, видимый престиж власти, богатства, славы или интеллекта (в зависимости от типа окружающей социальной и культурной среды) «считываются» женщинами на подсознательном уровне как черты сексуальной привлекательности [5].
13

Федерико Андреотти. Кокетка. (Записка). 1890

14

У мужчин есть свои способы соперничать за внимание: это всевозможные состязания в силе, ловкости, высоте прыжков, удачливости в охоте, в играх, имитирующих погоню, охоту или бой с врагами. Заметим, что все эти черты также имеют публичный характер, причем мужчины не теряют интерес к таким занятиям и соперничеству после выбора невесты и заключения брака.

15

Пьер Огюст Кот. Весна. 1873

16

Странности мужской «оснастки»

17 Привычное и кажущееся естественным нередко оказывается сгустком странностей. Многие исследователи трактуют необычные черты в строении человеческих репродуктивных органов вполне однозначно — как анатомические следы прежней ожесточенной конкуренции кавалеров за оплодотворение, причем главным полем битвы были не драки индивидов до копуляции, а масштабные «сражения» между миллионами сперматозоидов двух и более кавалеров после множественных половых актов с одной женщиной [7; 8; 9; 11; 12; 13]. Приведем перечень основных доводов.
18
  • Величина мужских яичек, с одной стороны, указывает на предрасположенность наших далеких предков (200–800 тыс. лет назад) к частым коитусам с разными дамами (как это делают самцы шимпанзе и бонобо), но не дотягивает до размера их тестикул, поскольку человеческие уменьшились за период перехода к полигамии и моногамии (5–10 тыс. лет назад).
19
  • Человеческий пенис с особой толщиной и дополнительным утолщением головки у человека устроен так, чтобы удалять предшествующую сперму1.
1. Головка пениса, окруженная крайней плотью, посредством частых и сильных фрикций (для чего со всей очевидностью включается инстинктивный механизм) образует «вакуум», который вытягивает семя предыдущего соперника подальше от яйцеклетки, тем самым помогая своей сперме [25, p. 67].
20
  • Мужские «турбогениталии» с «впечатляющей огневой мощью спермы», с обильными эякуляциями, менее частыми, чем у шимпанзе и бонобо, но более объемными, являются полезными только если предназначены для победы в таком соперничестве, иначе (для простого оплодотворения) они совершенно излишни.
21
  • Крайне рискованное расположение яичек в уязвимой внешней мошонке может иметь только одно эволюционное объяснение: охлажденная порция семени должна быть постоянно наготове, что предполагает режим частых незапланированных совокуплений, по всей вероятности, с разными дамами.
22

Репродуктивные механизмы как военные технологии:почему так сложно?

23 Уже несколько десятилетий «война сперм»2 является одной из горячих тем в изучении человеческой сексуальности [7; 8; 11; 12]. Эякуляция обычно осуществляется в несколько толчков. Ученым удалось выделить их содержимое и проанализировать. Оказалось, что вначале вместе с порцией сперматозоидов впрыскиваются вещества, предохраняющие от химических атак. Дело в том, что для организма женщины сперматозоиды являются чуждыми телами — антигенами, на их уничтожение направлены особые лейкоциты, численность которых превосходит число сперматозоидов в 100 раз или более [11, 18].
2. Концепция «войны сперм» неоднократно подвергалась критике [9, p. 171–172; 16].
24

Федор Кричевский. Любовь. 1925–1927

25 Кроме этого, вещества первого выброса защищают от субстанций из прошлых выбросов других мужчин. У них же есть свое противоядие — спермациды, которые замедляют движение новых чужих сперматозоидов. Кроме «нормальных» сперматозоидов, которые ищут яйцеклетки для оплодотворения, есть еще те, которые ищут и пытаются уничтожить чужие сперматозоиды, если они есть в половых путях женщины. Таким образом химическая и микробиологическая амуниция спермы предназначена и для защиты себя и для нападения на противника [8].
26 При всем этом организм женщины отнюдь не остается пассивным «полем битвы». При сокращении влагалища может быть исторгнуто семя одного мужчины, тогда как семя другого будет втянуто. Своей химической средой, лейкоцитами, анатомическими и физиологическими барьерами во влагалище, шейке матки и на поверхности самой яйцеклетки женский организм создает препятствия для большинства сперматозоидов, но при этом помогает избранным [9, p. 82].
27 Сложное устройство шейки матки свидетельствует о том, что она эволюционировала для фильтрации, временного хранения спермы, причем от разных кавалеров. Яйцо захватывает не любых, а по каким-то признакам «подходящих» сперматозоидов [12; 13]. Самки могут выигрывать от сравнения многих мужчин, но не от совокупления с одним и тем же «высококачественным» партнером [23].
28

Женский оргазм: атавизм или ценное эволюционное обретение?

29 Одна из важных составляющих классической концепции «естественности» моногамии и «низкой заинтересованности» женщин в сексе состояла в трактовке женского оргазма как необязательного и не особо нужного побочного продукта мужского оргазма, как соски у мужчин — бесполезны, но и не мешают [19; 26]. Эта версия убедительно дискредитирована, поскольку она столкнулась с вескими доводами против «побочности» [9, p. 55–56]:
30
  • женский оргазм очень силен и ярок, причем во всех аспектах (мышечные сокращения, гормональные и нервные, психофизиологические процессы), субъективно впечатляющ и значим для женщины;
31
  • сложное устройство этого явления явно предполагает долгую и изощренную эволюционную настройку;
32
  • головка клитора снабжена огромным числом нервных окончаний (более 8 тыс.), более, чем где-либо еще на теле человека, в два раза больше, чем в весьма чувствительной головке пениса; причем единственной функцией клитора являются сексуальные ощущения и оргазм;
33
  • оргазм происходит не у всех женщин, но даже испытывающие его не всегда его достигают; здесь явно имеется избирательность, влияние обстоятельств, что опять же никак не сочетается с «побочностью».
34 Не будем обсуждать вполне примитивные и явно ошибочные версии функциональности женского оргазма (приманивание женщин к сексу, облегчение оплодотворения благодаря мышечным сокращениям или горизонтальной позе и т.д.).
35

Кузьма Петров-Водкин. Весна. 1935

36

Наиболее правдоподобны версии, в основе которых лежит идея о столь важной женской заботе, как избрание лучшего партнера для брака и отцовства. Такова ставшая уже классической теория эмоционального «привязывания» партнера, а затем и отца своих детей, чтобы в ситуации «папа дома» они более сытно, безопасно и успешно росли [7].

37 Следующие моменты в данную концепцию никак не вписываются:
38
  • крайне странный диссонанс между тем, как долго «разогревается» женщина, становясь готовой к новым соитиям, и как быстро остывают мужчины, добившиеся своего;
39
  • громкие, часто бесконтрольные женские крики при оргазме; такие звуки (стоны, громкое дыхание, рычание) возбуждают мужчин не меньше, а нередко и больше, чем вид голого женского тела; это свидетельствует о слаженной паре «сигнал/реакция», которая имеет все признаки врожденности, универсальности, а значит, является следом весьма древнего эволюционного приспособления;
40
  • такие звуки, издаваемые самками приматов при совокуплении, служат для возбуждения и привлечения других самцов [24]; самки приматов, практикующих промискуитет, издают более сложные, замысловатые звуки во время сношений, чем самки видов с моногамией или гаремами [13; 21];
41
  • мужчин особенно возбуждают сцены, имеющие явное отношение к конкуренции сперматозоидов; фотографии и видео с одной женщиной и несколькими мужчинами гораздо более популярны в интернете и в коммерческой порнографии, чем контакты одного мужчины с множеством женщин [20];
42
  • сложные механизмы женской посткопуляционной избирательности семени от разных мужчин в половых путях. Оказывается, при оргазме происходит изменение кислотности в вагинальной среде, что, вероятно, помогает выжить и достичь цели сперматозоидам того мужчины, который довел женщину до оргазма.
43 В этом плане женская вокализация при коитусе получает функцию (разумеется, неосознаваемую) потенциального приглашения: «Идите сюда, поучаствуйте в состязании за репродуктивный приз!»
44 Такое, прямо скажем, скандальное поведение в современных обществах и в известной истории случается разве что в ситуации оргий — редких, закрытых и, как правило, морально порицаемых, запрещенных групповых практик. Подавляющее число половых актов и оргазмов происходят все же в ситуациях уединения. Непроизвольные звуки на вершине оргазма утратили функцию призыва. Но не исчезли, как и сам оргазм. Отсюда следует вполне резонное предположение: данная структура стала обеспечивать иную заботу: выбор и удержание лучшего партнера. Пользуясь метафорой Д. Бараша, можно сказать, само тело женщины посредством высших степеней наслаждения и эмоционального переживания посылает в мозг сигнал: «Вот кто мне нужен!» [9, p. 60].
45 Кстати, неслучайным образом непроизвольность и необязательность женского оргазма имеет свою аналогию в непроизвольности и необязательности мужского возбуждения и эрекции. Таким же образом пенис посылает в мозг мужчины сигнал: «Хочу сейчас!». Здесь действует тот же принцип избирательности, хоть и в другом регистре. Оргазм, несомненно, является могучим положительным подкреплением любовной и сексуальной связи именно с данным мужчиной (далее пойдет речь о синкретичности женской сексуальности). Весь этот комплекс чувств и желаний активизируется и концентрируется на партнере, доставившим такое экстраординарное наслаждение.
46 Согласно благонамеренной модели «естественности» моногамии можно было бы сказать: речь здесь всегда идет только о женихе, законном супруге и отце будущих детей. Но и здесь не все так просто, если учесть, что женщины почти в два раза чаще испытывают оргазм c любовниками, чем с мужьями. При этом оргазм сопровождается высоким удержанием спермы (в течение двух минут после мужского оргазма) [1, с. 87; 6;7].
47

Всеволод Максимович. Поцелуй. 1913

48

Женский оргазм служит и для выбора партнера с лучшими (наиболее подходящими) генами, и для укрепления супружеской пары. Оргазм способствует зачатию в период максимальной фертильности с генно-оптимальным партнером, но также укрепляет отношения с постоянным партнером (супругом) через повышение уровня окситоцина за пределами этого периода фертильного окна, когда требуется особая внимательность и опыт мужчины, для того чтобы вызвать у женщины оргазм. Соответственно, значимость и вес этих функций разделяются для разных типов женщин. Для «неверных», практикующих стратегию краткосрочного спаривания, оргазм способствует оплодотворению и восприятию лучших генов избранника. Для «верных», лишенных шансов извлечь репродуктивную пользу из внебрачного секса, оргазм служит укреплению связи с постоянным партнером (супругом) [28].

49 Есть еще одна оригинальная концепция, отвергающая сугубо биологический («хорошие гены») и меркантильный («ресурсы от партнера для себя и детей») приспособительные смыслы женского оргазма. Р. Прам считает, что оргазм у женщин воспроизводится в поколениях как самоценное удовольствие и коэволюционирует со способностями мужчин его доставлять. «В механизме “Удовольствие случается” мы должны сосредоточиться на коэволюции субъективного опыта наслаждения с признаками, которые вызывают это удовольствие. Это означает признание того, что сам по себе приятный опыт выбора партнера до сих пор редко признается в научной литературе» [22, p. 180].
50

Михай Зичи. Любовь.1896

51

Обычная критика этой концепции за поверхностность вовсе не означает, что более глубокие причины должны быть непременно биологическими или корыстными. Исключительно важной характеристикой женского оргазма является его сильная эмоциональная насыщенность, связанность с чувствами любви и приверженности партнеру. Бурное проявление наслаждения женщины обычно не оставляет равнодушным ее партнера (если он вообще способен к каким-то чувствам). Эта приманка действует на обоих: хочется еще и еще. Здесь нет гарантий, не каждого мужчину можно этим привязать, не каждого супруга — отвадить от левых мыслей, но все же женский оргазм является одним из сильнейших средств возбуждения и укрепления ответного чувства у партнера, нередко даже превосходящий каждодневное кормление вкусной едой.

52

Женский оргазм не является абсолютно прочно скрепленным с чувствами любви и приверженности: не каждый раз женщина его испытывает в соитии с любимым партнером, а иногда может получать такое наслаждение с привлекательным мужчиной даже в разовой встрече. Однако связь между чувством и оргазмом у женщин однозначно бывает сильнее и чаще, чем у мужчин. Р. Прам использует в своей концепции понятие «удовольствие», но в отношении женщин правильнее говорить о всепоглощающем наслаждении, радости, умиротворении и счастье. Чувство любви и приверженности женщины к партнеру повышают вероятность оргазма, а каждый оргазм с ним укрепляет это чувство. Здесь усиливаются обратные связи и сигналы «от тела к мозгу» и «от мозга к телу».

53 Нужно ли объяснять, почему эмоционально, психофизиологически и сексуально удовлетворенные, иными словами, счастливые и уверенные в себе женщины, а также их потомство получают преимущества в половом отборе? Укажу только на такие характеристики как привлекательность, дружелюбие, неконфликтность и высокий уровень социального членства. Уже этого, далеко не полного, списка преимуществ вполне хватает для объяснения развития и воспроизводства способности женщин испытывать оргазм с любимым человеком.
54 Достаточно ли такое, вполне стандартное для эволюционной биологии, объяснение? Почему бы женщинам просто не обрести способность имитировать оргазм с тем же полезным эффектом, но без столь больших энергетических затрат? Кстати, многие так и делают, но способность женщин к оргазму почему-то не угасает, даже наоборот. Что-то есть в этом таинственное и бескорыстное, требующее самостоятельного объяснения и осмысления.
55

Огюст Ренуар. Танец в Буживале. 1883

56

Женская синкретичность и мужская дуальность

57 У женщин обычно эротическое, сексуальное влечение неразрывно связано с эмоциональной приверженностью, охватывающей личность, а также воображение, ум, внимание, память. У мужчин эротическое и сексуальное возбуждение тесно связано со зрительным восприятием и воображением, но при этом нередко слабо сопряжено с другими познавательными функциями, в том числе интеллектуальными и ценностными.
58 Назовем эти черты сексуальности женской синкретичностью и мужской дуальностью. Проблема заключается в том, что с их помощью многое объясняют, тогда как сами они толком не объяснены в эволюционном плане.
59 Заметим, что у ближайших к человеку приматов нет столь выраженного различия. Устойчивость пар у гиббонов позволяет предположить, что у них и самец, и самка «душой и телом» привержены друг другу, то есть оба подобны самой верной и любящей женщине. Сомнительно, что наши далекие предки были в этом отношении сходны с гиббонами, но даже в таком маловероятном случае никак не объяснить, почему мужчины утеряли столь похвальное качество.
60 Среди наиболее близких к нам по сексуальному поведению шимпанзе и бонобо, для самцов и самок характерен наш мужской тип, вернее, «нижняя» его половинка с изрядным легкомыслием относительно скорейшего удовлетворения своих потребностей. Все это наводит на мысль о том, что ключом к объяснению является сложный феномен женской синкретичности, тогда как отсутствие или отказ от него у мужчин объяснить будет проще.
61 Что же могло быть исходной формой, источником удивительной и всеохватной женской любви — сплава эмоций приверженности, эротики и сексуального влечения?
62

Ключ к женскому счастью

63 В соответствии с фрейдистской традицией обратимся к детству. Что можно предполагать относительно чувств маленьких мальчиков и девочек в далекие эпохи редких групп охотников-собирателей, окруженных всевозможными рисками, угрозами, бедствиями от хищников и чужаков, природных катаклизмов, холода и голода?
64 Вероятно, сильнейшими были, с одной стороны, страх и тревога, боязнь остаться в одиночестве, а с другой — радость и довольство, сильные переживания счастья оказаться вновь под защитой родных и близких. Этот маятник страха остаться в одиночестве и счастья быть под защитой служит основой формирования эмоциональных комплексов, направленных на маму, папу и других близких — защитников.
65 Для самых маленьких комфорт защищенности обеспечивает мать, как и по сию пору. В больших группах, живущих вместе, тетки, старшие сестры, бабушки играют ту же роль. По мере взросления мальчики и девочки понимают, чувствуют, что главную защиту все же обеспечивает отец, а вместе с ним — его братья, товарищи. Девочки в большинстве остаются эмоционально привержены матерям и подражают им, зачастую наследуя паттерны их отношений с мужчинами. Затем, уже у девушек и женщин, происходит важнейшая трансформация чувства: дочерняя любовь, приверженность к отцу (или близким взрослым мужчинам-защитникам) переносится на сверстников — юношей, мужчин — как на объекты любви, эротического, а потом и сексуального влечения. Об этом говорит известная острота и невыносимость женских травм, когда любимый человек бросает — страх остаться в одиночестве, без защиты и поддержки родствен детским страхам.
66 Известно также, что чем больше девочка любит отца, тем более похожего на него мужчину она будет искать в качестве своего спутника жизни. Отсутствие отца, плохие отношения с отцом обычно ведут к трудностям в личной жизни женщины. И это вновь свидетельствует о первостепенной значимости дочерней любви к отцу или ее отсутствия.
67

Дуальность как издержка возмужания и гуманизм эволюции

68 Что же происходило и происходит с мальчиками? Любовь к матери не может вести к идентификации с ней и к подражанию. Такое поведение издавна подвергалось жесткому социальному контролю через осмеяние («Не будь нюней! Ведешь себя как девчонка!»). Мальчики обычно стремятся подражать отцам и престижным взрослым мужчинам, что вполне естественно. Иногда, став взрослыми, они также выбирают подруг, похожих на мать, хотя эта склонность не так сильно выражена, как у девочек.
69 Почему же вместо синкретичности у мужчин формируется дуальность — способность к разделению между «высокой» любовью к одним женщинам, преклонением, восхищением перед ними и «низким», сугубо сексуальным вожделением, даже «похотью» в отношении к другим?
70 Наибольшую трудность представляет реальная асимметрия при видимой симметрии: девочки вынуждены отказаться от любимого отца как от партнера, но ведь и мальчики вынуждены отказаться от любимой матери как от партнерши. При этом, девочки, вырастая, сохраняют целостный эмоциональный комплекс любви и приверженности, обращая его на сверстников (обычно постарше себя, что, кстати, вполне закономерно), тогда как мальчики эту целостность не сохраняют. Почему?
71 Принципиальное решение состоит в том, что у девушек и женщин базовая психическая структура страха одиночества, необходимости защиты и поддержки остается таковой и при взрослении, тогда как у юношей и мужчин она в какой-то период антропогенеза была разрушена и подавлена. С тех пор эта драма с тем или иным (не)успехом повторяется в онтогенезе каждого мужчины.
72 Для маленьких мальчиков нормально и типично желание «жениться на маме». Последующее понимание невозможности исполнения этого желания совмещается с вынужденным отказом от своей слабости, от признания того, что страдаешь от одиночества и без мамы. Девочкам позволено быть слабыми и беззащитными, а мальчикам — нет. Здесь, как обычно, действовал половой отбор. Мальчики, подростки, не способные перестроиться, преодолеть страх или хотя бы скрывать его, ощущали презрительное отношение, с большой вероятностью не проходили испытания инициацией, не считались «настоящими мужчинами» и терпели полный провал в репродуктивном аспекте. Достигали успеха и шире распространяли свои гены те, кто имел и использовал предрасположенность к подавлению страха, к презентации себя как сильного и мужественного воина, охотника, защитника.
73 Это «саморазрушение с перестройкой» прямо относилось и к отношению мужчин к матери. Ее образ обычно перемещается в ментальную область высоких чувств (недаром оскорбление матери, особенно в сексуальной модальности, в большинстве культур является наиболее унизительным для мужчины и требует отпора, даже отмщения). Та же ментальная область служит обителью для прекрасных, недоступных, запретных женщин. Их следует благородно защищать и им служить.
74 Бурные сексуальные потребности в подростковом и юношеском возрасте возникают и растут совершенно отдельно от области недоступных прекрасных дам и высоких чувств. Эти «низкие» потребности больше связаны с мотивами мужского самоутверждения через агрессивное «завоевание», с претензиями на власть и господство, с возможными опциями принуждения, насилия или же простой покупки секса.
75 Взрослые мужчины (увы, далеко не все) способны соединять высокие чувства любви, обожания и сексуальное влечение к своим женам и подругам. Однако это именно соединение изначально отдельного (!), поэтому нередко отпадает или одна часть, или другая. Может дольше сохраняться уважение, приверженность при утрате влечения, либо наоборот, сексуальная привлекательность супруги остается, тогда как любовь к ней, уважение, солидарность пропадают. У женщин охлаждение происходит иначе: кого перестала уважать, любить, тот уже не нужен в постели.
76 При всем разнообразии концепций эволюционной биологии и палеопсихологии сексуальности они имеют общий знаменатель — предпосылку эгоизма каждого пола, каждого индивида и даже каждого генома: название «библии» социобиологов «Эгоистичный ген» отнюдь не случайно. Даже последующая волна эволюционных объяснений человеческого альтруизма все равно пытается вывести такое поведение из того же эгоизма.
77 В этом плане пресловутая «бесполезность» женского оргазма, трудность и недостаточность его объяснения через эгоистические мотивы может быть осмыслена по-новому. Метафорически, женский оргазм — это смелая и даже вполне гуманная попытка эволюции хоть как-то компенсировать, преодолеть вынужденный и удручающий дуализм — расщепленность в сексуальной жизни мужчин. Радуясь и гордясь, что доставил женщине столь сильное и впечатляющее наслаждение, партнер получает хотя бы часть от той полноты и глубины любовных чувств, к которым способны женщины.

References

1. Aristotle. Nikomahova etika [Etica Nicomahica], transl. from Аncient Greek by I.V. Braginskaya. Aristotle. Sochineniya: v 4 t. [Collected Works: in 4 vol.]. Vol. 4. Moscow: Mysl' Publ., 1983. P. 53–293.

2. Bentham J. Vvedenie v osnovaniya nravstvennosti i zakonodatel'stva: per. s angl. [An Introduction to the Principles of Morals and Legislation: transl. from Engl.]. Moscow: ROSSPEN Publ., 1998.

3. Galichin V.A. Mezhdunarodnyj rynok obrazovatel'nyh uslug: Оsnovnye harakteristiki i tendencii razvitiya [International Market of Educational Services: Main Characteristics and Development Trends]. Moscow: Delo Publ., 2015. (Scientific Reports: Education / The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration. 15/4).

4. Kant I. Osnovy metafiziki nravstvennosti [Groundwork of the Metaphysics of Morals]. Kant I. Sochineniya: v 6 t. [Collected Works: in 6 vol.] Vol. 4, Pt 1. Moscow: Mysl' Publ., 1965.

5. Konstitutsiya Rossiiskoi Federacii. Рprinyata vsenarodnym golosovaniem 12 dekabrya 1993 goda c izmeneniyami, odobrennymi v hode obshcherossiiskogo golosovaniya 1 iyulya 2020 goda. [The Constitution of the Russian Federation. Was Adopted by National Voting on 12 December 1993 with Amendments Approved During a National Voting on 1 July 2020]. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202007040001 (date of access: 07.02.2020).

6. Coombs Ph.H. Krizis obrazovaniya v sovremennom mire [The World Educational Crisis: A Systems Analysis], transl. from Engl. by S.L. Volodina et al.; ed. by G.E. Skorov. Moscow: Progress Publ., 1970.

7. Musgrave R.A., Musgrave P.B. Gosudarstvennye finansy: teoriya i praktika: per. s angl. [Public Finance in Theory and Practice: transl. from Engl.]. Moscow: Byudzhet Publ., 2009.

8. Medvedev S.A., Tomashov I.A. Koncepciya global'nyh obshchestvennyh blag [Concept of Global Public Goods]. Vestnik mezhdunarodnyh organizacii: Obrazovanie, nauka, novaya ekonomika [International Organisations Research Journal]. 2009. Vol. 4, N 2. P. 21–28.

9. Pigou A.C. Ekonomicheskaya teoriya blagosostoyaniya: per. s angl. [The Economics of Welfare: transl. from Engl.]. Moscow: Progress Publ., 1985.

10. Rubinstein A. Meritorika i ekonomicheskaya sotsiodinamika: diskussiya s R. Masgreivom [Meritorics and Economic Sociodynamics: Debates with R. Musgrave]. Voprosy ekonomiki. 2009. N 11. P. 98–109. URL: https://doi.org/10.32609/0042-8736-2009-11-98-109 (date of access: 07.02.2021).

11. Samuelson P. Chistaya teoriya obshchestvennyh raskhodov [The Pure Theory of Public Expenditure], transl. from Engl. by I.A. Rozmainskii. Vekhi ekonomicheskoi mysli. Tom 4. Ekonomika blagosostoyaniya i obshchestvennyi vybor [Milestones in Economic Thought. Vol. 4. Welfare Economics and Public Choice]. St. Petersburg: Ekonomicheskaya shkola Publ., 2004. P. 371–376.

12. Smirnova E.Yu. Obrazovanie kak ekonomicheskoe blago. Vvedenie v ekonomiku obrazovaniya [Education as an Economic Good. Introduction to Economics of Education]. Vesnіk adukacyі. Minsk, 2015. N 11. P. 19–22.

13. Smith A. Issledovanie o prirode i o printsipakh bogatstva narodov: per. s angl. [An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations: transl. from Engl.]. Moscow: Sotsekgiz Publ., 1962.

14. Social'naya politika, napravlennaya na sodeistvie bolee vseohvatnomu, stabil'nomu i ustoichivomu vosstanovleniyu: vosstanovlenie posle COVID-19 po principu “luchshe, chem bylo” dlya dostizheniya celei Povestki dnya na period do 2030 goda v kontekste desyatiletiya deistvii i svershenii vo imya ustoichivogo razvitiya. Zapiska Sekretariata. OON [Social Policy to Promote a More Inclusive, Resilient and Sustainable Recovery: Building Back Better Post-COVID-19 for the Achievement of the 2030 Agenda in the Context of the Decade of Action and Delivery for Sustainable Development. Note by the Secretariat. UN]. E/CN.5/2021/4 [Electronic resource]. URL: https://undocs.org/ru/E/CN.5/2021/4 (date of access: 07.02.2021).

15. Stiglitz J.E. Ekonomika gosudarstvennogo sektora [Economics of the Public Sector], transl. from Engl. by E.E. Kumanina, G.M. Kumanin. Moscow: Moscow State Univ.: Infra-M Publ, 1997.

16. Styuart T.A. Intellektual'nyj kapital: Novyi istochnik bogatstva organizacii [Intellectual Capital: The New Wealth of Organizations]. Moscow: Pokolenie Publ, 2007. P. 388–392.

17. Tugusheva R.R. Obrazovanie kak intellektual'noe blago [Educational Benefit as an Intelligent Good]. Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya Ekonomika. Upravlenie. Pravo [Izvestiya Of Saratov University. New Series. Series: Economics. Management. Law]. 2017. Vol. 2. P. 157–163.

18. Chernyh S.I. Obrazovanie kak obshchestvennoe i individual'noe blago [Education as Social and Individual Benefit]. Professional'noe obrazovanie v sovremennom mire [Professional Education in the Modern World]. 2015. Vol. 1(16). P. 17–26.

19. Case K.E. Musgrave's Vision of the Public Sector: The Complex Relationship Between Individual, Society and State in Public Good Theory. Journal of Economics and Finance. 2008. Vol. 32(4). P. 348–355. DOI: 10.1007/s12197-008-9055-1.8

20. Moşteanu T., Creţan G.C. Education and the Characteristics of Public Goods. Overlaps and Differences. Theoretical and Applied Economics. 2011. Vol. 18, N 9(562). P. 33–40.

21. Stiglitz J. Knowledge as а Global Public Good. Kaul I., Grunberg I., Stern M. Global Public Goods. New York: Oxford Univ. Press, 1999. URL: http://pinguet.free.fr/stiglitz1999.pdf.18 (date of access: 07.02.2021).

Comments

No posts found

Write a review
Translate