John Rawls’s 100th Birthday
Table of contents
Share
Metrics
John Rawls’s 100th Birthday
Annotation
PII
S023620070015645-6-1
DOI
10.31857/S023620070015645-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
A.G. Zhavoronkov 
Affiliation:
RAS Institute of Philosophy
Institute of Humanities Immanuel Kant Baltic Federal University
Address: Russian Federation
Pages
73-75
Abstract

  

Received
29.06.2021
Date of publication
29.06.2021
Number of purchasers
4
Views
197
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Джон Ролз (1921–2002) по праву считается одним из наиболее популярных и значительных политических философов ХХ века. Его теория справедливости и теория политического либерализма способствовали широкому возрождению интереса к политической философии, в том числе к инструментально-прикладным аспектам, помогающим организовывать социальную сферу и ориентироваться в ней. Влияние идей Ролза распространилось и за пределы философской среды: на сегодняшний день он остается одним из наиболее часто цитируемых философов в американской политике и юриспруденции. В арсенал социальных наук, изучающих человека с точки зрения его социальных практик, прочно вошли такие понятия Ролза, как «исходная позиция», «занавес неведения» и «справедливость как честность». Не менее важными для развития политической философии, политологии и социологии оказались предложенные Ролзом новые интерпретации старых понятий, в частности, кантовское понятие публичного использования разума.
2 Начав с исследований теологических вопросов, Ролз после Второй мировой войны обратил свое внимание на проблемы социальной и политической философии. Широкую известность ему принесла книга «Теория справедливости» (A Theory of Justice, 1971), в которой он представляет реалистическую утопию общества, гарантирующего ценность жизни всех его членов. В своих последующих больших работах «Политический либерализм» (Political Liberalism, 1993) и «Право народов» (The Law of Peoples, 1999) Ролз переносит аргументы в область социальных практик демократического общества, а также политических практик международных отношений.
3 Почти вся карьера Ролза прошла в Гарвардском университете, в котором он преподавал более тридцати лет. Несмотря на популярность своих идей, он всю жизнь оставался непубличным человеком: редко давал интервью, почти не участвовал в общественных дискуссиях. Однако этот относительный недостаток не сказался на его узнаваемости, как и на судьбе его философского наследия: Ролз существенно изменил облик либеральной традиции политической философии, а с его аргументами спорили ведущие представители совершенно разных школ и позиций — от критической теории ( Ю. Хабермас), коммунитаризма ( М. Сэндел) и аналитического марксизма (Д. Коэн) до правого либертарианства (Р. Нозик) и феминизма ( Н. Фрейзер).
4 В то время как в Западной Европе и в США интерес к наследию Ролза неизменно остается большим, в России рецепция его идей сталкивается с рядом препятствий. Их следствием становится отсутствие у многих специалистов — даже в области политологии и политической философии — детального интереса к его работам: в российских статьях работы и идеи Ролза гораздо чаще удостаиваются формальных упоминаний, нежели углубленного анализа. Причины тому стоит искать не в запоздалой рецепции или в нехватке переводов некоторых текстов, а в самой структуре аргументации Ролза и в целях, которые он ставил для своих теорий. Так, Ролз никогда не занимался обоснованием концепции политической легитимности, но лишь описывал ее оптимальную форму работы. Другими словами, в его задачу не входило убедить в необходимости либерализма тех, кто предпочитал искать ему альтернативы, а не сомневался лишь в деталях его эффективности. (Выражаясь языком современной критической теории, Ролз не социальный критик, создающий альтернативные концепции общественного устройства, а представляющий интеллектуальное большинство теоретик, предлагающий свое видение того, как можно было бы улучшить текущее устройство либерального общества.) В России существенную роль сыграла неподготовленность к восприятию понятия справедливости как практического основания действий в социальной и политической сфере: в противоположность понятию правды, понятие справедливости изначально с большим трудом находило свое место в русской культуре, а в советское время и вовсе было вытеснено из публичного поля.
5 У нас хорошо известна переведенная на русский язык «Теория справедливости», однако другие работы Ролза, предшествующие ей или, напротив, модифицирующие и уточняющие ее, чаще всего остаются в тени. Речь идет как о ранних теологических текстах с критикой пелагианства, повлиявших на многие аспекты теории справедливости (понимание эгоизма, меритократии и многого другого), так и о поздних книгах и статьях, в которых Ролз отвечает своим оппонентам и проясняет различия в особенностях применения его теории на индивидуальном, социальном и политическом уровне. Относительно малоизвестен Ролз и как историк философии, автор глубоких лекций по политической философии и этике Нового времени. Наконец, пока не стали предметом детального рассмотрения и возможности применения теории справедливости Ролза к новым областям и темам, например к обсуждению вопроса о правах животных, вышедшему на передний план в западной философии последних десятилетий.
6 Ролза нельзя без оговорок назвать антропологически ориентированным философом. В то же время в его работах есть явные следы нормативной антропологии, сочетающей в себе элементы кантовской деонтологии и социальной философии Юма. Так, в «Теории справедливости» Ролза прямо декларируется (хотя и не развивается детально) тезис о необходимости учитывать базовые и общие представления о человеческой природе в качестве фактора, влияющего на структуру и динамику социальных институтов. Это направление ролзовской философии, демонстрирующее ряд поразительных сходств с кантовской прагматической антропологией, до сих пор крайне мало исследовано и на Западе.
7 Публикация материалов прошедшего в марте 2021 года в Институте философии РАН круглого стола, приуроченного к юбилею Ролза, не преследует устранение всех значительных «белых пятен» в российской рецепции его идей. Основной задачей является обсуждение и анализ исходных условий, а также возможных направлений дальнейшей российской рецепции идей Ролза — с учетом существующих пробелов. Статьи рубрики посвящены проблемам российского подхода к центральным идеям Ролза (в том числе, причинам неверной атрибуции его теории как теории общей, а не локальной), отдельным историко-философским вопросам (например, о восприятии и трансформации Ролзом идей Канта и Юма), а также этическим, психологическим, антропологическим и социальным аспектам и ограничениям его теории справедливости из перспективы актуальных дискуссий о меритократии, честности и применении разума в социальной сфере.

Comments

No posts found

Write a review
Translate