The Specificity of the Theory of Justice and the Problem of Its Implementation in Russia
Table of contents
Share
Metrics
The Specificity of the Theory of Justice and the Problem of Its Implementation in Russia
Annotation
PII
S023620070015646-7-1
DOI
10.31857/S023620070015646-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Boris N. Kashnikov 
Occupation: Professor at the School of Philosophy and Cultural Studies
Affiliation: National Research University Higher School of Economics
Address: Russian Federation, Moscow
Pages
76-87
Abstract

The theory of justice by John Rawls belongs to the set of “local” theories in ethics. These theories constitute a middle ground between strong ethical theories and the so-called “anti-theories”. The local theories do not possess many specific features of the grand theories, but also are lacking many of the drawbacks, for which they are attacked by the “anti-theorists”. These theories are closely related to the social choice theories and tackle the problems of social development in liberal societies. Recently the local theories gained significant impetus in the liberal states for tackling concrete ethical problems. At the same time, these theories have certain limitations. These theories are of limited universalizability. The theory of Rawls is applicable only to liberal society and only for free and equal agents, capable of cooperative strategy. These theories should be regarded as further development and continuation of social choice theories. The social choice theories are striving for ethics the same as ethics is striving for social choice theory. It is due to this reason in particular that the theory of Rawls is inapplicable to Russia. Russia, according to Rawlsian classification, is a hierarchical society, and because of that, it cannot draw from Rawlsian theory of justice. The problem, which theory better suits Russian development, remains open. Presumably, it must be some kind of strong theory.

Keywords
theory, ethics, morals, justice, John Rawls, social choice theory
Received
29.06.2021
Date of publication
29.06.2021
Number of purchasers
4
Views
213
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Теория Джона Ролза [7] оказала влияние на моральную и политическую жизнь и положила начало беспрецедентному дискурсу справедливости в США, в ходе которого были сформулированы различные теории справедливости, обсуждаемые вплоть до настоящего времени. Теория справедливости Ролза — это теория распределительной справедливости, которая развивает основополагающие ценности либерализма применительно к современному обществу. При этом теория Ролза чуть ли не более известна в России, чем в США. В США она известна специалистам. В России она известна многим образованным людям, но применима ли она в России? Вопрос, который я хочу поставить, есть вопрос о специфике теории Ролза и ее применимости. Ответ на этот вопрос требует ответа на два других. Я начну с общего определения специфики этической теории. Затем обращусь к специфике теории Ролза. После этого отвечу на вопрос о применимости теории Ролза в России.
2 Теория, антитеория и локальная теория
3 Под этической теорией я буду понимать структуры мысли, выполняющие этические функции на рефлективном уровне морального сознания и имеющие определенные свойства [4]. Многие рассматривают этическую теорию в качестве главной составляющей этики. Между тем такое отождествление этики и этической теории было бы чрезмерным. Действительно, Ролз принадлежит к славной плеяде этических теоретиков, таких как Ричард Брандт, Рональд Дворкин, Давид Готиер, Алан Геверс и др. Эти авторы утверждают, что этическая теория является необходимым условием этического мышления. Но это мнение встречает противодействие. Вышеперечисленным теоретикам противостоят противники этической теории, в числе которых можно назвать таких известных философов, как Аласдер МакИнтайр, Чарльз Тейлор, Бернард Уильямс и др.
4 Эти философы не видят необходимости в этической теории, хотя видят необходимость в этике и моральной рефлексии. Они утверждают, что этическая теория не только бесполезна, но и вредна. Она питает ложные ожидания, которые не может оправдать. Она пытается решать сложные моральные проблемы негодным способом. Одним из результатов порочной любви к теории является феномен умножения теорий. Этические теории растут как грибы после дождя. Ни одна из них не является заметно убедительнее другой, а предлагаемые нормативные решения выступают как диаметрально противоположные. Эти теории не страдают скромностью, каждая из них заявляет о полной и окончательно победе над противостоящими теориями. Это обстоятельство оказывает вредное воздействие на моральную жизнь. Это не единственная проблема с теорией. Есть что-то подозрительное в абстрактных теоретических конструкциях, которые плохо соответствуют непосредственности морали. Другая, тесно связанная с этим причина — неприязнь противников этической теории к экспертам. Как только появляются учителя моральной жизни, наша свобода ограничивается. Можно утверждать, что теория практически ничего не дает моральной практике. Все, что провозглашает теория утилитаризма или Канта, люди и так знали давно. В лучшем случае этическая теория выступает в качестве квазирелигиозного авторитета, который должен подтвердить уже сложившиеся нормы.
5 Для того чтобы решить вопрос о преимуществах того или иного подхода и определить место теории Ролза в рамках этих двух подходов, нам понадобится рассмотреть то общее, что объединяет теоретический и нетеоретический путь. В обеих случаях речь идет о решении моральных проблем и возможности совершать индивидуальное или коллективное действие. Люди совершают морально значимые поступки на основании нескольких основных интеллектуальных способностей. Во-первых, и главным образом, это интуиция, которая дает решение моральной проблемы непосредственным образом. Во-вторых, это казуистика, решающая моральную проблему посредством предыдущего решения аналогичной проблемы. В-третьих, это правила и принципы морали, закрепленные в практике и в языке любой культуры, которые существуют в виде системы норм. В-четвертых, это художественная и религиозная литература, которая поддерживает определенным правила, ценности и образцы поведения.
6 Всякая этическая теория предполагает существование трех основных частей. Первая часть представляет собой гипотетическую концепцию субъективных и объективных предпосылок моральной жизни. Здесь что-то утверждается о характере людей, которые устраивают моральную жизнь, и об объективных обстоятельствах этой самой жизни. Вторая часть представляет собой перечень принципов, которые моральная теория обосновывает для нужд моральной жизни. Наконец, третья часть представляет собой обоснование этих принципов. Специфика этической теории, по сравнению с нетеоретической рефлексией, заключается в наличии свойств. К их числу можно отнести следующие:
7 Генерирующее свойство. Теория создает принципы, правила и добродетели.
8 Процедурное свойство. Теория определяет и устанавливает процедуру, посредством которой осуществляется создание моральных ценностей.
9 Свойство полноты. Этическая теория объясняет и охватывает всю этическую жизнь, и феномен морали предстает в ней целиком и полностью.
10 Объясняющее свойство. Теория не просто выдает принципы морали, но объясняет и оправдывает их необходимость.
11 Систематизирующее свойство. Теория представляет разрозненные обстоятельства моральной жизни как единую стройную систему.
12 Свойство универсализации. Это свойство указывает на необходимость универсального применения создаваемых норм. Нормы относятся ко всем моральным субъектам в равной степени, и одинаковые случаи оцениваются одинаково.
13 Свойство незаменимости. Это свойство показывает, что мы не можем обойтись без теории. Это единственная возможность создания норм и их оправдания.
14 Свойство предпочтительности. Всякая уважающая себя теория обыкновенно указывает на причины, в соответствии с которыми эта конкретная теория имеет преимущества по сравнению с конкурентами [2].
15 Перечисленные выше свойства во всей их полноте являются признаком сильной этической теории. Они представлены в различной степени в различных теориях. При этом в рамках этической теории следует различать особую группу теорий, которые могут называться локальными теориями или слабыми теориями. Их особенность заключается в том, что они утрачивают целый ряд вышеперечисленных свойств этической теории и сближаются с нетеоретическим рефлективным уровнем морального сознания. Локальные теории утрачивают свойство полноты, поскольку они не покушаются на объяснение всего феномена морали. Они отказываются от свойства незаменимости. Им не характерно свойство предпочтительности. Систематизирующее свойство в их исполнении может быть весьма ограниченным. Но самое главное, свойство универсализации, которое многие считают главным признаком морали, приобретает ограниченное звучание. Локальные теории — это теории «для всех, но не для каждого» в том смысле, что они ограничивают круг субъектов, к которым они могут быть применены, и ограничивают круг объектов, на которые направлены. Они не отказываются при этом от другой и главной стороны универсальности — одинаковые моральные случаи, если только эти случаи вовлечены в орбиту осмысления, должны оцениваться и решаться одинаково.
16 Локальные, или слабые, теории весьма многочисленны, и общее направление развития этики свидетельствует об их утверждении в качестве ведущего направления развития этической мысли. Это теории, которые выбирают средний путь между теорией и ее отсутствием. К их числу можно отнести, например, акционерную этическую теорию [3], в соответствии с которой индивиды и группы (и даже животные) рассматриваются как своеобразные держатели акций и, в соответствии с количеством этих акций, могут требовать к себе достаточного внимания и уважения. К их числу можно отнести теорию справедливой войны, теорию справедливой медицинской помощи, многочисленные феминистские теории и др. Эти теории напоминают яркую заплату, которую пришивают в любом месте, где только обнаруживается прореха в систематической этической рефлексии. Естественно, что локальные теории не имеют претензий сильной теории, но и лишены ее недостатков. Главная характерная особенность локальной теории заключается в том, что она является даже не столько этической теорией, сколько теорией социального выбора. Она создается всегда с целью обеспечения возможности выбора в той или иной сфере общественной жизни. Именно по этой причине она равнодушна к проблемам большой теории и имеет строго прикладной характер. Локальные теории могут так же быстро исчезать, как и появляться. Наконец, эти теории являются либеральными теориями. Они создаются для решения проблем в либеральных обществах и предполагают либеральных индивидов, то есть людей свободных, равных и способных к кооперации. Они предусматривают существование либеральных политических институтов, включая права человека и власть закона, и теряют смысл при их отсутствии.
17 Проблема организации социального выбора есть главная проблема современного либерального общества. Социальный выбор и демократия обыкновенно оказываются на поверку результатом манипуляции, насилия и пропаганды. Одна из проблем математической теории социального выбора заключается в том, что рациональный коллективный выбор плохо совмещается с демократией. Как следует из парадокса Эрроу, рациональным может быть только тот социальным выбор, который осуществляется диктатором [1]. По этой причине социальный выбор взывает к этике, а этика находит в механизме социального выбора свое естественное средство осуществления. Но эти цели плохо сообразуются с сильными теориями, которые грешат тоталитарностью. Напротив, локальные или слабые теории представляют собой необходимое дополнение социального выбора. Главная проблема социального выбора заключается в его методологическом индивидуализме. Этика позволяет устранить тупик индивидуализма посредством постулирования морально значимого правила социального выбора, с которым может согласиться каждый свободный субъект, не поступаясь при этом ни свободой, ни рациональностью.
18 Специфика теории Ролза
19 Специфика теории Ролза заключается в том, что это локальная этическая теория, хотя ее локальность, возможно, не так очевидна. Как всякая локальная теория, она имеет свою специфику, которая частично роднит ее с сильной теорией, а частично выводит за ее рамки. Эту специфику Ролз изложил в «Ответе Хабермасу». В основании теории Ролза лежит определенное представление о человеке и обществе. Люди понимаются как равные, свободные индивиды, способные к кооперации в рамках стратегической рациональности. Функция теории заключается в выведении принципов распределительной справедливости, которые должны быть достаточно универсальны и применяться для критической оценки существующих общественных систем. При этом, поскольку теория Ролза является локальной теорией, в сферу ее внимания входит далеко не вся мораль и даже не вся справедливость, но только справедливость основных общественных институтов и только распределительная справедливость [5]. По мере развития теории Ролза от теории справедливости к политическому либерализму, центральный фокус смещался от справедливости в сторону социальной стабильности [6]. Справедливость постепенно приобрела роль не самостоятельной ценности, но способа обеспечения стабильности в условиях постлиберального общества. Это теория, подходящая только для состоявшегося либерального общества и его столь же либеральных индивидов. Ролз настойчиво напоминает об этом во всех своих работах: «Как я указал, объединяющая фундаментальная идея, которая систематически соединяет в себе другие интуитивные основные идеи, — это идея общества как честной системы сотрудничества между свободными и равными индивидами. Справедливость как честность начинается с этой идеи как одной из основных интуитивных идей, которые мы полагаем в качестве имплицитных публичной культуре демократического общества» [6, p. 395–396].
20 Ролз подсказал, каким образом состоявшееся либеральное общество может выйти из тупика социального выбора, не теряя ценностей свободы и равенства. Сделать это можно посредством принятия всеми членами общества принципа справедливости в качестве основания социального выбора, подобно тому как мы принимаем правила игры, еще не зная о ее результатах. Теория Ролза — это теория распределительной справедливости. Эта теория распределения не применима ни на каком другом уровне, кроме как на уровне «основных общественных институтов» исключительно для распределения «основных общественных благ» (собственность, доходы и богатства, возможности получения образования и медицинской помощи, власть, должности и т.д.). Теория социального выбора может не противоречить либеральным ценностям, если саму теорию либеральной справедливости поставить на фундамент теории социального выбора. В данном случает не нужна сильная теория, вполне достаточно иметь нехитрую локальную теорию, которая не должна быть истинной, но может только казаться убедительной, причем не обязательно для всех. В либеральном обществе граждане могут прежде согласиться на принципы справедливости, а потом уже воздвигнуть на этих принципах всю систему общественных институтов. Зная принципы распределительной справедливости, которые будут уточнять абстрактные ценности свободы, равенства и братства, можно куда легче совершенствовать и исправлять недостатки общественных политических институтов.
21 Ролз применил две методологии нормативной теории: метод рефлективного равновесия и метод гипотетического рационального выбора в условиях занавеса неведения. При этом ведущим методом является первый, а не второй. Результатом стали два знаменитые принципа:
22 1. Каждый индивид должен обладать равным правом в отношении общей системы равных основных свобод, соотносимой со свободой всех.
23 2. Социальные и экономические неравенства должны быть организованы таким образом, чтобы они одновременно: (а) служили благу наименее преуспевающей части общества в соответствии с принципом справедливых сбережений и (б) относились к позициям и должностям, открытым для всех при условии честного равенства возможностей [7, p. 302].
24 Но наивно думать, что эти принципы появляются так, как появляется кролик из шляпы фокусника, и мысленный эксперимент может проделать каждый и при любых обстоятельствах. Дело здесь не в мысленном эксперименте, а в том, что эти принципы в точности соответствуют трем нормативным концепциям совершающих выбор людей: концепция личности, концепция общества и концепция сотрудничества. По этой причине метод гипотетического рационального выбора подчинен методу рефлективного равновесия и теряет смысл за его рамками. Выбор принципов совершают рациональные, свободные и равные люди в целях реализации свободного общества, построенного на началах кооперации, и потому принципы не действуют для всех разумных существ. Эти принципы являются императивом для свободных и равных людей свободного общества, готовых сотрудничать и играть по правилам, для людей, которые впитали в себя ценности свободы, равенства и кооперации с молоком матери.
25 Почему теория Ролза неприменима в России
26 Недопонимание, связанное с теорией Ролза заключается в том, что в России ее упорно принимают за сильную и «всеохватывающую» теорию. Иногда за своеобразную «магию занавеса неведения», которая позволяет создать справедливость на пустом месте. Между тем это всего лишь скромная локальная теория, которая объясняет далеко не все. Как большинство локальных теорий, теория Ролза не столько этическая теория, сколько теория социального выбора. Она годится не для всех, а только для тех, кто подходит под заведомо заданные параметры. В России нет таких институтов, которые можно было бы совершенствовать по лекалам Ролза, нет таких ценностей, которые можно было бы улучшать по параметрам Ролза, нет таких граждан, которые могли бы воспринять ценности теории справедливости Ролза, и нет либеральной элиты, которая была бы заинтересована в совершенствовании общества в направлении, предложенном Ролзом. При этом я не хочу сказать, что Ролз — пророк, время которого еще не пришло. Я хочу сказать прямо противоположное. Именно по этой причине, что Ролз — не пророк, его теория не может быть применима к России. Этическая теория, которая может иметь шансы в России, — это сильная и даже тоталитарная этическая теория, подобная теории Локка или Маркса. Либо, напротив — это этическая рефлексия без какой-либо теории, но с опорой на великую русскую литературу и жизненный опыт.
27 Во многих странах основные принципы теории Ролза являются пройденным этапом, за исключением принципа различия. В соответствии с этим принципом, допуская существенные преимущества, например, в оплате труда, общество создает сильный стимул для талантливых людей, которые своим трудом одновременно улучшают общую ситуацию и способствуют улучшению положения наименее преуспевающей части общества. Например, способствуют снижению бедности. Это один из вариантов либерального тезиса о том, что неравенство должно быть полезно всем членам общества и тем оправдано. У Ролза туманный тезис общественной полезности заменен на тезис о пользе для наименее преуспевающих и приобрел характер социального либерализма. Это обстоятельство стало новым словом для либеральных стран. Классический либерализм не утруждал себя подобными справедливыми излишествами, и именно это положение вызвало наибольшие возражения со стороны иных теорий справедливости. Но эта изысканная справедливость кажется чрезмерной для тех, кто лишен даже минимальной справедливости, заключенной в предсказуемости работы правоохранительных органов, администрации, прозрачности выборов, элементарных гарантиях прав человека. Проблема России заключается в отсутствии справедливости как таковой, в том, что здесь продолжается гоббсовская война каждого против каждого, приобретшая с течением времени вид войны несменяемой «элиты» с собственным народом. В результате эта самая элита получает для себя все или почти все, а остальным, включая и наименее преуспевающих, достается все остальное. Эта проблема осложняется тем обстоятельством, что главным мотивом протеста против несправедливости в России является не нравственное чувство справедливости, а зависть или усиление привычного уровня угнетения. По этой причине термин «беспредел» воровского жаргона вытеснил у нас из обращения термин «справедливость». Теория Ролза подходит только тем людям, которые сумели подавить в себе зависть, которые готовы действовать на основе прозрачных правил игры и моральных принципов, которые они сами для себя и формулируют. Принципы справедливости Ролза не могут быть продиктованы тираном или внедрены в общественные структуры посредством репрессивного законодательства, но являются результатом соглашения людей, которые готовы сотрудничать между собой и не согласны ни на какой вариант общественного устройства, кроме того, который гарантирует их свободы и равенство.
28 Ролз сам определил, что его теория годится только для либеральных народов. Россия, согласно его классификации, приведенной в «Праве народов», принадлежит к числу иерархических стран. Боле того, можно утверждать, что это не «добропорядочное» иерархическое общество, но, согласно классификации Ролза, скорее, «незаконное общество», которое не выполняет принятых на себя обязательств не только в плане поддержания прав и свобод собственных граждан, но и не выполняет международные обязательства [8]. Но такое общество есть общество по ту сторону справедливости, для которого теория Ролза просто не подходит. Теория Ролза является локальной теорией. Как всякая локальная теория она представляет собой «заплату», пришиваемую для решения конкретной моральной проблемы. В данном случае — для решения проблем распределения. Это теория неприменима, если не решены куда более фундаментальные проблемы либеральной справедливости. Чтобы пришить заплату, нужна одежда, на которую можно пришивать.
29 Ролз плохой советчик для общества, которое не определилось с выбором куда более фундаментальных ценностей: модерн или домодерн. Только после этого можно будет определиться с выбором варианта модерна. Какой модерн: либеральный или иерархический? Выбор ценностей, который связан с теорией Ролза — это уже выбор постмодерна. Но этот выбор требует свободных и равных индивидов, способных к кооперации. Этот выбор требует системы демократических институтов, формальной и процедурной справедливости. Теория Ролза не может помочь в их создании. Вот почему я не уверен, что Ролз может быть в России востребован или даже адекватно понят. Россия, в соответствии с квалификацией самого Ролза, является обществом иерархическим. Общество неравных может быть по-своему справедливым, если оно по меньшей мере следует собственным формальным и процедурным правилам, соблюдает права человека и взятые на себя международные обязательства. Вот почему ближайшей практической задачей в России может быть лишь задача утверждения честных и прозрачных правил формальной и процедурной справедливости на всех уровнях. Ролз полагал формальную справедливость более важной, чем субстанциональную справедливость, принципы которой он определял и которая невозможна без справедливости формальной. Второй задачей станет поиск людей, достаточно свободных и равных, чтобы эти правила соблюдать. Теория Ролза для этого не нужна. Я не уверен, что для этого вообще нужна этическая теория. Но если теория и нужна, то это должна быть сильная и всеохватывающая либеральная или нелиберальная теория, вроде теории Локка или Маркса. Теория Ролза в этих условиях просто не актуальна.

References

1. Allingham M. Choice Theory. A Very Short Introduction. Oxford: Oxford Univ. Press, 2002.

2. Fotion N. Theory vs. Anti-Theory in Ethics: A Misconceived Conflict. Oxford: Oxford Univ. Press, 2014.

3. Freeman R. Strategic Management: A Stakeholder Approach. Boston: Pitman, 1984.

4. Hare R.M. Moral Thinking: Its Levels, Method and Point. Oxford: Clarendon Press, 1981.

5. Rawls J. Political Liberalism: Reply to Habermas. The Journal of Philosophy. 1995. Vol. 92, N 3. P. 132–180.

6. Rawls J. Political Liberalism. New York: Columbia Univ. Press, 1993.

7. Rawls J. A Theory of Justice. Cambridge, Mass.: The Belknap Press of Harvard Univ. Press, 1971.

8. Rawls J. The Law of Peoples. Cambridge, Mass.: Harvard Univ. Press, 1999.

Comments

No posts found

Write a review
Translate