The Path to the Institute of Man
Table of contents
Share
Metrics
The Path to the Institute of Man
Annotation
PII
S023620070016968-1-1
DOI
10.31857/S023620070016685-0
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Galina L. Belkina 
Affiliation: RAS Institute of Philosophy
Address: 12/1 Goncharnaya Str., Moscow 109240, Russian Federation
Sergey Korsakov
Affiliation: RAS Institute of Philosophy
Address: 12/1 Goncharnaya Str., Moscow 109240, Russian Federation
Maria I. Frolova
Affiliation: RAS Institute of Philosophy
Address: 12/1 Goncharnaya Str., Moscow 109240, Russian Federation
Pages
53-74
Abstract

The article describes the main stages of the formation of the scientific direction of complex interdisciplinary human research in our country in the 1980s. These stages include: the Second All-Union Conference on the Comprehensive Research of Man (1988), the First All-Union Conference “Man, Science, Society” (1989), the first meeting of the Council of the All-Union Interdepartmental Center for Human Sciences (1989). During these scientific forums, the scientific program of the Institute of Man was discussed. The discussion was attended by philosophers, psychologists, sociologists, historians, physicians, physiologists, geneticists, specialists in the field of technical sciences. During the discussions, proposals were made about the goals and objectives of the research work of the Institute of Man. The problems of man and his future have become aggravated, and ideas for their comprehensive study continue to remain relevant. An overview of documentary materials found in the archive of I.T. Frolov by the Group for the Study of his Creative Legacy of the RAS Institute of Philosophy. The materials are devoted to the main events on the way of the formation of the RAS Institute of Man. These include the transcript of the round table on the topic “Is a Unified Science of Man Possible? Institute of Man — Idea and Reality”, which took place in 1988 within the framework of the Second All-Union Conference on the Comprehensive Research of Man. During the discussion, various conceptual proposals were made for the development of anthropological topics in the country. In addition, the transcripts of the First All-Union Conference “Man, Science, Society”, organized in 1989 by the All-Union Interdepartmental Center for Human Sciences, were studied to discuss the work on the implementation of the State General Academic Program “Man, Science, Society: Comprehensive Research”. Within the framework of the conference, the first meeting of the Council of the All-Union Interdepartmental Center for Human Sciences was held in the Red Hall of the Institute of Philosophy of the Academy of Sciences of the USSR, at which the structure and forms of work of the Center, the Institute of Man and the journal “Chelovek” were discussed.

Keywords
Institute of Man, interaction of sciences, an integrated approach, I.T. Frolov
Received
27.09.2021
Date of publication
28.09.2021
Number of purchasers
2
Views
405
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 В 2021 году исполняется 30 лет с момента создания в системе Академии наук СССР Института человека. Постановление о его организации Президиум АН СССР принял 26 марта 1991 года. Директором-организатором Института человека АН СССР был назначен академик И.Т. Фролов. Научно-техническое руководство новой научной организацией было возложено на три отделения АН СССР — философии и права, общей биологии, физиологии.
2 Создание Института человека стало ядром философской программы комплексных исследований человека, которую И.Т. Фролов разрабатывал с начала 1970-х годов. Некоторых коллег удивило обращение к гуманитарной и гуманистической проблематике философа, получившего к тому времени признание благодаря своим работам по философским проблемам биологии. Но именно эта сугубо специальная отрасль философского знания привела русского мыслителя к широким обобщениям научно-философского и социально-политического плана.
3 В чем новизна ситуации, сложившейся в мире за последние полвека? С одной стороны, преобразующая сила человеческой практики фактически стерла грань между общественным человеком и природой как предметом его деятельности. Теперь человек в значительной степени имеет дело с социально-природными комплексами, функционирование которых в основном определяется антропосоциальными факторами. Всякий крупный производственный проект сопряжен с обострением системы глобальных проблем, возникающих в ходе предметно-преобразующей деятельности человечества. С другой стороны, в триаде «предмет — средство — субъект» третий компонент утратил свою константность. В Античности и Средневековье бытие человека в мире определялось гармонической изоморфностью двух целостностей — макрокосма и микрокосма. Новое время кардинально обновило это соотношение: человек, по словам Б. Паскаля, оказался «в точке пересечения двух бесконечностей». Мы стали свидетелями третьей, столь же эпохальной трансформации. Человек начал рассматривать свою собственную природу как предмет, подлежащий преобразованию. Произошел фундаментальный разрыв с просветительской моделью, из которой выросла существующая западная цивилизация, лидирующая в современном мире. Радикально пересматривается понятие человеческой природы, лежащее в основе системы ценностей западного человека, фундировавшее конституционный общественный порядок и бывшее истоком самого принципа прав человека.
4 Размышляя над ходом и перспективами биологической стадии научно-технической революции, И.Т. Фролов пришел к выводу, что современная ситуация практики и познания принципиально меняет привычное с декартовских времен соотношение объекта и субъекта. Речь идет не просто об учете социокультурной и человеческой размерности познания, чутко зафиксированной тогда же, на рубеже 1970-х годов, в постпозитивистской методологии науки. Философское новаторство комплексной программы Фролова проявилось в тезисах о новом понимании субъект-объектного отношения, переосмыслении понятия «вторая природа» и новой трактовке принципа объективности познания.
5 Новое понимание субъект-объектного отношения состояло в том, что человек-субъект становится одним из объектов, превращаемых в предметы человеческой деятельности. И пока непонятно, как человек сумеет использовать возможность превращать самого себя в предмет, подобный всем прочим, и к каким последствиям это может привести. Пока что человек находится только в самом начале пути самоизменения и слишком переоценивает наличные возможности технонауки, скорее предаваясь утопиям об очередном «дивном новом мире». Но новая ситуация с природой человека уже возникла, и философ Фролов ее вовремя зафиксировал.
6 И.Т. Фролов перевернул традиционное соотношение понятий «первая» и «вторая природа». Со времен неокантианства в философии принято определять культуру, искусственное как вторую природу, в противовес натуре, естественному. Ныне неокантианское разграничение наук по предмету на науки о природе и науки о духе устарело. Фролов сформулировал следующий парадокс: биологическая природа человека сама теперь во многих случаях выступает уже по существу как вторая природа. Это в философском отношении революционный тезис, как и вытекающие из него идеи «нового типа науки»1, «единой науки о человеке» и «научного гуманизма». В.Ж. Келле, например, считал формулировку «научный гуманизм» «некорректной», поскольку традиционно «гуманизм относится к духовной сфере», а «интеллектуальные и духовные составляющие культуры относятся к разным типам освоения действительности и изучаются с помощью разных методов» [2, с. 15]. Фроловская идея синтеза науки и гуманизма — один из ярких примеров постнеклассического стиля мышления.
1. Данная идея предложена И.Т. Фроловым в середине 1970-х годов синхронно с И. Пригожиным.
7 Не менее революционным было предложение И.Т. Фролова о корректировке классического принципа объективности, выработанного гносеологией Нового времени. Он утверждал, что современное научное познание «должно включать в себя человека в своих исходных и конечных результатах» [9, с. 11]. Иными словами, ценностное, а следовательно, гуманистическое измерение познания имеет отношение не только к результатам познания — оно должно работать и на стадии постановки цели, и при выборе средств познания, и в ходе самого познавательного процесса. Тенденция признания необходимости ценностной «пропитки» научной практики постепенно набирала сторонников в мировой философии науки [1; 3]. В нашей философии против идей аксиологизации процесса познания решительно выступал А.П. Огурцов [5]. По его мнению, экстраполяция аксиологического подхода на сферу познания приведет к релятивизации когнитивных ценностей. Получившую в мировой философии науки признание мысль о том, что сами когнитивные ценности имеют социокультурную природу и происхождение, Огурцов называл «упрощенным социологизированием» [см.: 3, с. 28]. Е.А. Мамчур также полагает, что процесс научного познания и когнитивная деятельность ученого остаются этически нейтральными и их не следует смешивать с «этической нагруженностью деятельности ученого как члена человеческого социума» [4, с. 75]. Пересмотр принципа объективности, осуществленный И.Т. Фроловым, означал признание ограниченности гносеологии и этики как философских дисциплин и открывал новые перспективы понимания сути и структуры философии. В свою очередь проведенная им теоретическая работа по переосмыслению природы познания стала обоснованием практики гуманитарной экспертизы любых экономических и научно-технических проектов.
8 Постнеклассическое понимание познания реализовалось в философской концепции И.Т. Фролова в сочетании научного, социального и этико-гуманистического аспектов рассмотрения проблем природы и общества. Подобный исследовательский подход получил название «комплексный междисциплинарный подход к изучению человека». Основное отличие данного подхода от традиционной философской антропологии состоит в том, что он опирается на современную науку. Обратившись к проблематике человека, Фролов приложил все усилия к тому, чтобы у нас в России получила права гражданства эта философская дисциплина. Однако сам ученый шел в изучении человека принципиально новым путем, для которого собственно философская антропология была лишь составной частью.
9 В рамках комплексного междисциплинарного подхода человек изучается в единстве его планетарной деятельности и исходных атомарных основ своего существования. Представляется неслучайным, что И.Т. Фролов инициировал в нашей стране биоэтические и глобальные исследования практически синхронно. Некоторые исследователи воспринимали биоэтику и глобалистику как параллельные занятия в его научном творчестве. В действительности имеет место концептуальное единство, которое вытекает из марксистской философской концепции человека как преобразователя. Человек в истории приспосабливался к природе, преобразовывая ее с помощью техники. Теперь человек как существо биологическое вынужден приспосабливаться к технике, а природа, с которой он имеет дело, напротив, оказывается результатом его производственной деятельности, что наглядно проявляется в возникновении экологических проблем.
10 Качественное отличие современной ситуации от прошлой заключается в том, что прежде, познавая себя, человек никогда не ставил под угрозу свою идентичность. Применение современных технологий размывает границы того, что принято обозначать понятием «человек». Главная глобальная проблема — сохранит ли человек себя в качестве человека и сохранит ли каждый представитель человеческого рода свою индивидуальность. Поэтому в своей концепции И.Т. Фролов в центр системы глобальных проблем поместил проблему человека и его будущего (о чем всегда забывают, перечисляя глобальные проблемы). Все остальные глобальные проблемы — стороны планетарной деятельности человечества, общественного человека. Когда человек, подчинив себе природу внешнюю, начинает все больше вмешиваться в свою собственную природу, всякий его шаг может иметь глобальные, в том числе непоправимые, последствия. Нет той или иной проблемы самой по себе, всегда возникает цепь проблем и все они суть проблемы человека. Научное познание каждой из проблем и всех их вместе не может остаться объективным, если игнорируется социальное измерение. В свою очередь научный и социальный подходы к проблемам человека должны регулироваться гуманистическими принципами. Ибо негуманное познание человека не может расцениваться как адекватное своему предмету.
11 Такова в общих чертах та комплексная программа исследований человека, с которой И.Т. Фролов подошел к рубежу 1980-х годов. Дело оставалось за практическими научно-организационными и политическими шагами. В 1983–1985 годах Фролов обращался к сменявшим друг друга генеральным секретарям ЦК КПСС с предложением о создании Института человека и Музея человека одновременно в рамках АН СССР, АМН СССР и Министерства культуры СССР. Институт человека ученый мыслил как научно-координационный центр для специалистов различных институций, изучающих комплексные проблемы развития человека. Музей человека должен был представлять эволюцию человека как вида, жизнь человека и человечества в естественной среде обитания, историю стран и народов. Фролов особо подчеркивал воспитательное значение такого музея и считал, что архитектурное воплощение и института, и музея должно соответствовать глобальному назначению этих новых учреждений. Хотя все это может показаться утопией, замечал ученый в письме к Ю.А. Андропову, тем не менее в этом заключается перспектива развития общества, тем более что проблемой человека занимаются в разных формах и в разных организациях уже сейчас — вопрос лишь в том, чтобы объединить все эти усилия [8].
12 В 1983 году И.Т. Фролов организовал Первую, а в 1988 — Вторую Всесоюзные конференции по комплексному исследованию человека. После принятия государственной общеакадемической программы «Человек, наука, общество: комплексные исследования» (1989) по инициативе Фролова были поведены Первая (1989) и Вторая (1990) Всесоюзные конференции «Человек, наука, общество». Все эти научные форумы стали последовательными шагами на пути создания Института человека.
13 Институт человека сначала возник в структуре Всесоюзного межведомственного центра наук о человеке. 17 января 1989 года Президиум АН СССР принял по инициативе И.Т. Фролова постановление о создании Всесоюзного межведомственного центра наук о человеке при Президиуме АН СССР, Института человека при Центре и журнала — органа Центра. Финансирование данных организаций велось в рамках упомянутой выше программы «Человек, наука, общество: комплексные исследования». Все эти решения положили начало в советской науке философской антропологии как самостоятельной дисциплины и стали основанием для создания соответствующих кафедр и учебных курсов, выделения ваковской специальности, издания антологий и учебников, философско-энциклопедического словаря «Человек». Журнал «Человек» обязан своим появлением указанному комплексу организационных решений. Поэтому особый интерес представляет путь, которым шла наша наука к организационному оформлению комплексного междисциплинарного исследования человека.
14 В последние годы Группа по изучению творческого наследия академика И.Т. Фролова Института философии РАН в научном архиве философа обнаружила ценные документы, проливающие свет на идейную атмосферу дискуссий вокруг создания Института человека и журнала «Человек». В частности, обнаружена стенограмма круглого стола на тему «Возможна ли единая наука о человеке? Институт человека — идея и реальность», который состоялся 24 февраля 1988 года в рамках Второй Всесоюзной конференции по комплексному исследованию человека. Это обсуждение наиболее насыщено различными концептуальными предложениями по развитию антропологической тематики. Еще две найденные в архиве И.Т. Фролова стенограммы относятся к 1989 году, они отражают практическую стадию научно-организационного проекта ученого. 10–12 мая 1989 года в Доме политического просвещения МГК и МК КПСС состоялась Первая Всесоюзная конференция «Человек, наука, общество». Она была организована Всесоюзным межведомственным центром наук о человеке для обсуждения работ по выполнению программы «Человек, наука, общество: комплексные исследования». В рамках конференции 10 мая 1989 года в Красном зале Института философии АН СССР прошло первое заседание Совета Всесоюзного межведомственного центра наук о человеке, на котором обсуждались структура и формы работы Центра, Института человека и журнала «Человек».
15 Представляется, что предлагаемый далее обзор этих интересных дискуссий позволит сопоставить различные варианты вѝдения проекта «Институт человека» и соотнести их с последующим процессом реализации и полученными результатами. Кроме того, в ходе данных дискуссий высказывались методологические положения, которые сохранили свою актуальность до сегодняшнего дня. В дискуссиях принимали участие выдающиеся ученые, естественники и гуманитарии, чьи имена составляют гордость нашей науки. Их размышления по проблеме человека уже сами по себе представляют интерес и заслуживают внимание. Все приводимые в данной статье высказывания участников мероприятий цитируются по найденным стенограммам. Группа по изучению творческого наследия академика И.Т. Фролова Института философии РАН в дальнейшем планирует подготовить специальное издание по всему комплексу материалов научных конференций по проблеме человека 1980–1990-х годов.
16 Во вступительном слове на круглом столе «Возможна ли единая наука о человеке? Институт человека — идея и реальность» (1988) И.Т. Фролов подчеркнул, что любая проблема, относящаяся к человеку, «проходит» через целую систему наук, начиная с наук естественных, и в итоге выходит на проблемы социальные и проблемы культуры. И.Т. Фролов задал камертон дискуссии, приведя слова М.М. Пришвина: «В этом вся новая мысль: немедленно браться каждому за дело, чтобы вся наука работала в пользу единства всего человека, на всей земле, во все времена». Ученый добавил также, что «пробиваться к этому светлому огню гуманного разума приходилось довольно трудно, но он не угасал; и здесь мы видим блестящее созвездие имен людей, которые много лет работали по этим проблемам, не всегда получая поддержку, и которые сейчас имеют возможность выразить все это. Мы можем говорить о грядущем Ренессансе гуманистической культуры и культуры гуманизма, которые выражены в марксистской традиции».
17 Выступая на том же круглом столе, В.С. Степин обрисовал принципиально новую ситуацию с изучением человека, сложившуюся в постнеклассической науке. Основополагающая методологическая демаркация естественных и гуманитарных наук уходит в прошлое. Неокантианское разграничение «наук о духе» и «наук о природе», отражавшее стадию дисциплинарной дифференциации науки, устарело. Современное естествознание изучает сложно развивающиеся объекты, природные комплексы, в которые «встроен» человек, со всеми вытекающими отсюда методологическими приемами и исследованиями. Поэтому вопрос о том, как скоординировать взаимоотношение научных дисциплин, естественно вытекает из развития самой науки. На смену разделению наук по видам объектов приходят проблемно ориентированные комплексные исследования. Сложный уникальный объект изучают сразу множество наук.
18 В современной науке, констатировал в своем докладе В.А. Лекторский, к проблеме человека выходят ученые самых разных специальностей, поэтому комплексный подход к изучению человека стал насущной необходимостью. В качестве основного препятствия на этом пути Лекторский назвал необходимость не просто расширять круг научных исследований, но менять сами методы исследования. Человек — неклассический объект для науки. Именно философия может помочь преодолеть трудности познания человека, поскольку в ней разработан методологический инструментарий постижения неклассических по своей природе объектов. Кроме того, познание человека имеет наряду с когнитивным еще и ценностное измерение, включает проблему выбора путей деятельности и формирования идеалов. В этом философия незаменима. Наука о человеке должна охватывать различные типы научного знания, координироваться философией и взаимодействовать с искусством и иными видами знания о человеке. И.Т. Фролов поддержал мысль В.А. Лекторского, поставив вопрос о границах нашего вторжения в такой объект познания, каким является человек: «Нет ли опасности здесь переступить какую-то грань?» Напоминая об экологических проблемах, ставших результатом неограниченного познания и преобразования природы, ученый предостерег: «В отношении человека, может быть, это еще опасней?»
19 На круглом столе 1988 года Л.П. Буева призвала ученых при комплексном изучении человека рассматривать в единстве человечество и отдельного человека в системе его жизненных связей. Особенность современной стадии развития человечества, по мнению докладчицы, заключается в том, что его развитие идет через самореализацию отдельного человека, располагающего благодаря достижениям научно-технической революции возможностью реально воздействовать на ход исторического процесса. Раньше подобное право признавалось только за выдающимися личностями: королями, полководцами, вождями народов и т.д. Но теперь трагические ситуации заставляют убеждаться в том, что и диспетчер у пульта ядерной электростанции или крупного научно-технического комплекса может создать ситуацию, необратимую для исторического процесса. Это означает, что нравственная надежность отдельного человека, его духовные качества, а не только профессионализм, становятся ценностью номер один. Поэтому утилитарный подход к человеку не только антигуманен, но и опасен, сопряжен с рисками для всего человечества. Между тем в современных коллизиях бытия налицо дефицит чисто человеческих ценностей, связанных с глубинными, общечеловеческими структурами личности, таких как доброта, милосердие, вообще отношение к конкретному человеку. Поэтому прогресс следует теперь оценивать не только по узкотехническим или экономическим параметрам, утилитарно, а с позиции блага человека — сделает ли он человека красивее, богаче, умнее и духовнее в широком смысле этого слова.
20 В дискуссии приняли активное участие психологи. Б.Ф. Ломов предложил создать в системе Академии наук секцию наук о человеке, которая бы объединила и психологов, и социологов, и философов, и представителей естественных наук (биологов человека, экологов человека, физиологов человека) для решения общих проблем. Тогда от «далеко зашедшей» дифференциации наук можно перейти к их интеграции, к такому этапу построения науки о человеке, когда накапливающиеся в разных отраслях данные могут быть объединены и появится возможность создать некое достаточно целостное «сооружение», которое позволит решать конкретные вопросы в конкретных науках. Ломов отметил комплексный характер проблем, относящихся к человеку. К примеру, проблемой способностей больше всего занимались в психологии. Но вряд ли данная проблема может быть успешно решена, если к этому не привлекаются генетика, социология, другие науки. Столь же междисциплинарный характер имеют проблема соотношения мозга и психики человека, соотношения психологических и физиологических процессов, протекающих в нем или же проблема влияния компьютерной среды на человека. Вместе с тем ученый указал на трудности взаимодействия представителей разных наук в ходе реализации программы «Человек, наука, общество: комплексные исследования». Профессиональные «шоры» на глазах каждого из специалистов оказываются сильным тормозом в понимании смысла самой комплексной программы. Каждый специалист, профессионал в своем деле, пытается эту комплексную программу подогнать под те концепции, которые у него сложились, под те проблемы, которыми он занимается. В результате исследование утрачивает искомую комплексность. Специалистам смежных наук необходимо учиться грамотно формулировать «заказы» в адрес друг друга.
21 В.П. Зинченко связал необходимость создания Института человека с наступлением критической ситуации в развитии культуры. Человек, утверждал ученый, должен быть выдвинут в качестве центральной фигуры всей культуры. И.С. Кон в качестве примера комплексной проблемы человека предложил исследование жизненного пути. Мы привыкли изучать детство, юность, старость отдельно. Методологические принципы дисциплин при этом не всегда стыкуются. Между тем без синтеза этнографического, антропологического, психологического, педагогического, социологического измерений проблема жизненного пути человека не может быть даже правильно поставлена. Поиск ее решений имеет практическое значение: например, как соотнести школьный набор знаний с выбором профессии или как сочетать возможную перспективу смены профессии с возрастными изменениями личности. А.Н. Лебедев и Б.М. Величковский остановились на проблеме каждодневно совершаемого человеком выбора, его физиологических основ и социально-психологических характеристик.
22 В своем докладе Ю.Н. Давыдов развил тему человеческого выбора в философском плане. В условиях современной НТР чрезвычайно расширилась, может быть, даже достигла предельного состояния область сознательного свободного выбора человека. Предметом сознательного выбора стала сама жизнь — как в индивидуальном плане, когда человек может сознательно проектировать свое тело, так и в широком плане, когда может подвергаться изменениям само существование человечества как вида. Сумеет ли человечество от конфронтации перейти к доверию и взаимопониманию, решить глобальные проблемы и предотвратить возможность глобальной катастрофы? Выбор стоит сейчас и перед человечеством в целом, и перед каждым человеком, обретая тем самым нравственно-философский характер. В подобной ситуации моральные императивы становятся предпосылкой выхода из того кризисного состояния, в котором оказалось современное человечество.
23 О.В. Гаман рассуждала о том, что философия может выступать мировоззренческим и методологическим стержнем комплекса наук о человеке, поскольку занята определением предельных оснований человеческого бытия и поиском смысла человеческой жизни. В современном обществе эта проблема актуализируется в связи с расширением пространственно-временных масштабов существования человека. Постоянно растущая продолжительность космических полетов превращает космос, по крайней мере в сознании человека, в своеобразную среду обитания. Что касается временных параметров, то жизнь на нашей планете будет продолжаться еще в течение где-то нескольких миллиардов лет. Для конкретной судьбы нашего современника такая продолжительность осознается как практически бесконечная. Замкнутость пространственно-временных отношений прошлых эпох обусловливала предпосылку осознания собственной самоценности. В условиях пространственно-временной безграничности бытие человека может быть осознано только на путях поиска собственной индивидуальности.
24 Тема значимости человеческой индивидуальности получила продолжение в выступлении П.П. Гайденко. Сознанием обладает только индивидуальный человек, и только индивидуальное человеческое существо по-настоящему является как подлинным субъектом деятельности, познания, так и подлинным субъектом нравственного действия. Поэтому апелляция к отдельному человеческому существу, выделение его как центральной темы для исследования и как центральной опоры для всяких преобразований в обществе — это поистине эпохальная задача.
25 А.Я. Гуревич акцентировал внимание на методологическом повороте исторической науки в антропологическую сторону, случившемся во второй половине XX века. Проблемы исторической антропологии и истории ментальностей находятся в центре внимания историков начиная со школы «Анналов». Новые подходы в исторической науке связаны прежде всего с реконструкцией структуры человеческого сознания на разных этапах развития человека и в разных культурах, отличающихся своим положением в пространстве и во времени. Ментальность слагается из специфического для той или иной культуры понимания таких ее категорий, как жизнь и смерть, детство, зрелость и старость, время и пространство, труд и свобода и др. Прояснение содержания ментальности — важная историко-антропологическая задача, которая находится в поле зрения истории, этнографии, антропологии, филологии, культурологии и требует философского осмысления. Институт человека может стать одним из центров работы в этом направлении.
26 Н.П. Бехтерева в своем выступлении на круглом столе 1988 года вспомнила о заседании в Министерстве здравоохранения СССР, где обсуждалась ее статья о необходимости создания Института человека. Большинство участников того заседания выступили довольно резко против. Н.П. Бехтерева поблагодарила И.Т. Фролова за то, что тогда он один поддержал ее. Благодаря этой поддержке Бехтерева не отступила от своей позиции. Институт человека, указала она, необходим как ядро, которое бы обрастало специалистами. В нем непременно должны быть философы, психологи, физиологи мозга человека, физиологи труда. По существу, всякая проблема человека обнаруживает комплексную природу. В качестве примера междисциплинарного исследования Бехтерева привела изучение мозга человека: «Когда мы начали изучать мозг человека и нам понадобились физики, математики, врачи, причем врачи-нейрохирурги, невропатологи и т.д.; мы не смогли работать таким образом, чтобы все работали где-то в отдалении. Нам нужно было прежде всего выработать общий язык». Проблема медиации ученых различных специальностей должна решаться с помощью философов. Институт человека Бехтерева мыслила как центр, который бы привлекал внимание к проблеме, консолидировал усилия специалистов в области комплексного изучения человека, координировал работу лабораторий и отделов ряда институтов, которые занимаются специально человеком (в порядке двойного подчинения).
27 Продолжая тему, Н.П. Бочков отметил, что интерес врачей к идее создания Института человека и комплексного изучения человека в значительной мере стимулируется развитием самой медицины. Сегодня в изучении человека преобладает редукционизм. Несмотря на глубочайшее изучение иммунологических, генетических, физиологических, морфологических, биохимических свойств, мы не знаем биологию современного человека в целом и потому не можем объяснить некоторые проявления биологии человека, обусловленные интегральным взаимодействием ряда факторов. В Институте человека вопросы биологии, физиологии и медицины должны рассматриваться на более высоком уровне обобщения. Посредством Института человека может осуществляться целевое финансирование совместных исследований генетиков, физиологов, психологов, социологов. Академии наук необходим журнал, который был бы посвящен человеку как целому.
28 П.В. Симонов указал на сходство задач изучения физиологического и историко-культурного измерений человека. Поэтому в междисциплинарном исследовании человека акцент следует делать не на специфичности дисциплин, а на точках их соприкосновения. Институт человека должен отражать взаимодействие наук и быть подобен по структуре Римскому клубу или Институту жизни М. Маруа. Роль интегратора в единой науке о человеке принадлежит философии, которая призвана динамично реагировать на достижения частных наук. В свою очередь частные науки должны усиливать взаимовлияние, осуществлять методологический обмен в смежных областях системы научного знания.
29 В ходе дискуссии были затронуты вопросы возможной структуры Института человека. И.С. Кон выразил сомнение в организационной возможности создания Института человека. Согласно его мнению, если собрать специалистов из разных областей знания, эти ученые будут оторваны от тех наук, которые они представляют, и дальше общих рассуждений и философствования дело не пойдет. А.П. Анохин в качестве основного условия организации подлинных междисциплинарных комплексных исследований назвал преодоление отраслевого принципа построения науки. Следует перейти от отраслевого принципа к проблемному, наметить основные, наиболее важные ключевые комплексные проблемы, установить их координационные, субординационные связи, то есть построить своего рода дерево проблем. К числу таковых можно отнести экологию человека, адаптацию человека, эволюцию человека. Построение дерева проблем может стать основой единой программы по комплексному изучению человека. Создание такой программы должно повлечь за собой организацию междисциплинарных научных коллективов, объединяющих специалистов разных научных дисциплин. Возможно, это будут временные коллективы, создаваемые на определенный срок для решения той или иной проблемы, с целевым финансированием на три года, пять лет, которые впоследствии будут распадаться и объединяться уже по-другому для решения следующей проблемы. То есть это должна быть динамичная мобильная структура, а не повторение существующего принципа организации науки. Л.П. Буева поддержала данную мысль, заметив, что Институт человека не должен быть учреждением со множеством секторов и огромным количеством начальства, которое будет без конца заставлять сотрудников создавать всякие планы и писать отчеты. Это особого рода институт, координирующий усилия ученых, которые озабочены судьбой человека. Поэтому в числе задач этого института — решение проблемы защиты человека от отрицательных последствий научно-технического прогресса, разработка гуманистических критериев оценки научно-технических проектов. В этой связи И.Т. Фролов пояснил, что Институт человека — это не институт в традиционном смысле. В нем отсутствует жесткая структура. Главным образом Институт человека будет ориентирован на ученых, которые не станут выходить из своих лабораторий, чтобы принять участие в его работах. Совместная деятельность будет осуществляться по конкретным проектам на основе заказа и координироваться в Институте человека.
30 Новый раунд дискуссии о том, каким быть Институту человека, состоялся 10 мая 1989 года во время Первой Всесоюзной конференции «Человек, наука, общество». На сей раз вопрос ставился уже в практической плоскости. Началась работа по государственной общеакадемической программе «Человек, наука, общество: комплексные исследования». На государственный уровень была поднята практика экологической и гуманитарной экспертизы производственно-экономических проектов, в которых используются новые технологии. Пришло осознание того, что реализация перспективных направлений научных исследований по геному человека, функционированию мозга, развитию информатики требует участия гуманитариев, в частности философов.
31 В своем докладе на конференции И.Т. Фролов рассказал о том, с каким трудом пробивалась идея программы «Человек, наука, общество: комплексные исследования», и подчеркнул, что теперь комплекс наук о человеке должен выйти на первый план в системе исследований Академии наук СССР. Пока что мышление как руководителей, так и широких масс не готово к сознанию приоритетности проблемы человека. Считается естественным тратить огромные средства на дорогостоящие программы, прямо разрушающие человека и среду его обитания, утверждая, что делается это «в интересах человечества». В то же время не хватает средств на решение элементарнейших вопросов, касающихся здоровья, жизни и интересов конкретных людей. Роль Института человека должна заключаться в многотрудной работе по перестройке сознания, мышления, системы ценностей общества. «Вся пирамида наук должна быть перевернута, природа и общество должны исследоваться под углом зрения интересов и потребностей человека, а не наоборот. Центр наук о человеке становится плацдармом гуманизации науки и жизни, который еще предстоит отстаивать и расширять» [7].
32 Н.П. Бехтерева горячо поддержала создание Института человека. К такой позиции ее привело многолетнее изучение мозга человека, которое по существу своему выходит за рамки физиологии и медицины и требует комплексного подхода. Для решения проблем мозга, экологии, информатики нужно обратиться к человеку в целом. Ряд механизмов работы мозга человека (организации, самосохранения, защиты — в том числе от самого себя) коррелятивны с механизмами функционирования общества. В Институте человека, пришла к выводу Бехтерева, необходима структура по изучению мозга и психики человека. «…У меня сегодня на душе праздник от того, сколько народу пришло на наше первое заседание. Всегда такой общественный интерес больше, чем что-либо другое, показывает, что проблема созрела», — такими словами завершила свою речь на конференции видный исследователь мозга.
33 На форуме выступили руководители подпрограмм программы «Человек, наука, общество: комплексные исследования». В.С. Степин детально остановился на задачах подпрограммы «Гуманистическая ориентация научно-технического прогресса». Он рассказал о совместных проектах, которые были утверждены в результате конкурса и получили финансирование. Данные проекты кооперируют усилия гуманитарных и естественнонаучных институций, к ним привлекаются зарубежные научные центры. В числе целей исследований — структура познавательной деятельности, типы коммуникации ученых, типы научных рациональностей, экономическая эффективность науки, ее связь с другими феноменами культуры, гуманитарная экспертиза. Ученый развил в докладе свою идею о постнеклассическом этапе развития науки, когда начинается исследование нового типа объектов — сложных комплексов, в которые вовлечен сам человек как компонент. При их познании взаимодействуют методы естественных и гуманитарных наук. «Знания об объектах, в которые включен сам человек, предполагают четкое выделение ценностных факторов, — подчеркнул В.С. Степин. — Отсюда новые законы в этике науки, которые очень хорошо в последнее время у нас разрабатывались, в частности, в известных работах И.Т. Фролова, Б.Г. Юдина и других исследователей».
34 В.А. Ядов рассказал о подпрограмме «Человек в перестройке общественных отношений института обновляющегося социализма». Главной задачей подпрограммы он назвал изучение источников активности социального субъекта, стремительных изменений, происходящих в сознании и поведении людей. В.П. Зинченко, освещая задачи подпрограммы «Гуманистические идеалы людей и развитие культуры. Деятельность — сознание — деятельность», отметил, что проблема сознания является междисциплинарной и для многих наук о человеке сознание может представлять собой ключевую символическую структуру и стать основой комплексного взаимодействия в изучении человека. Б.Ф. Ломов остановился на подпрограмме «Диалектика социального и природного в развитии человека и его отношениях с миром». Ученый призвал перейти от схоластических дискуссий о социальном и биологическом к конкретному изучению форм их взаимовлияния, таких как формирование человеческой индивидуальности, взаимосвязь экологических, генетических и демографических процессов, поведение человека в экстремальных ситуациях, вопросы социальной реабилитации и психологической помощи людям.
35 10 мая 1989 года состоялось и другое мероприятие — первое заседание Совета Всесоюзного межведомственного центра наук о человеке. И.Т. Фролов поздравил собравшихся с принятием решения о создании Центра и сообщил о том, что Институт человека и журнал «Человек» находится в стадии формирования. Общий принцип формирования Института человека, пояснил он, — это идти не от штатных структур, а от талантливых, интересных людей, которых надо собрать вместе и создать им условия для работы. В ходе формирования Института человека впервые в истории нашей науки была опробована грантовая система поддержки и организации экспертных процедур. К числу важнейших задач Центра и Института человека Фролов отнес подготовку научных проектов, прогнозов и предложений для государственных и хозяйственных органов в целях наиболее полного учета человеческого фактора в различных областях народного хозяйства и гуманизации всех сфер общественной практики. Ученый информировал собравшихся о решении назвать новый журнал вместо «Человек, наука, культура» просто «Человек», отнести его к журналам первой категории и установить объем каждого номера в 19,5 авторских листов, а периодичность 6 номеров в год.
36 Выступивший на заседании В.П. Зинченко рассказал о практике конкурсного отбора исследовательских проектов по программе «Человек, наука, общество: комплексные исследования», налаживании международного сотрудничества, создании аспирантуры и организации стажировки. Б.Г. Юдин обрисовал перспективы нового журнала «Человек». В журнале, пояснил он, будут представлены все разделы гуманитарного знания, публикации по гуманитарным аспектам естественнонаучного и технического знания, проблеме человека в искусстве и литературе. По профилю новый журнал будет на грани между научным и научно-популярным. В состав рубрик обязательно войдут: комплексное исследование человека, человек и культура, человек как объект философского познания, гуманитарная экспертиза. Ю.П. Алтухов поддержал идею создания Центра и Института человека, связав перспективы совместной работы естественников и гуманитариев по проблемам генетики и экологии человека.
37 Подводя итог заседанию, И.Т. Фролов выразил надежду, что работа Института человека поможет преодолеть разрыв между естественнонаучной и гуманитарной культурами и культивировать гуманистические ценности в нашей стране. В заключение он пригласил участников заседания продолжить сотрудничество в обновленном здании, где должен был разместиться Институт человека: «Я рад видеть полным этот зал, ведь никто не заставлял вас идти сюда, заниматься этим. Ведь никто ничего не будет иметь от участия в этой работе. Наша организация не является такой, где мы деньги будем получать. У каждого из нас есть работа, где мы заняты, и тем не менее каждый хочет внести свой вклад. И я уверен, что вокруг нас будет все больше и больше собираться людей, которые будут включаться в эту работу. Сделаем мы Международный дом наук о человеке на улице Герцена, будем встречаться, чтобы обменяться мнениями, а потом будем постепенно наращивать наши возможности».
38 С тех пор как прошли научные форумы, посвященные комплексному изучению человека, минуло свыше 30 лет. Многое изменилось, и не в лучшую сторону. Сначала Институт человека был лишен своего здания. Потом и вовсе прекратил существование, что уже само по себе характеризует вектор развития нашего общества, его ценностные приоритеты. Если суммировать характерные особенности дискуссий о человеке периода перестройки, можно назвать прежде всего оптимистический настрой, уверенность в скором преодолении негативных сторон научной и общественной жизни. Можно спорить о степени реалистичности подобного настроя, но мобилизующий эффект он несомненно имел. Также бросаются в глаза совсем утраченное ныне уважение к философам со стороны естественников, заинтересованность последних, с которой те прислушивались к слову философов, стремление участвовать в комплексных проектах, видя в таком участии возможность развития своих наук. Наконец, мышление научного сообщества того времени отличало безусловное признание необходимости комплексных исследований человека и приоритета человеческой проблематики в науке. Поэтому создание Института человека стало не просто результатом административных решений, а выражением воли мощного научно-общественного движения нашей интеллигенции. Названные черты отсутствуют сегодня, потому и нет Института человека.
39 Постепенно развитие комплексных исследований человека, высшей точкой чего явилась работа Института человека, становится достоянием истории. В развитии науки противоречиво взаимодействуют процессы дифференциации и интеграции знания. В науке XVII–XVIII веков межпредметные грани были зыбки, а философы были вместе с тем и учеными. Процессы дифференциации породили дисциплинарную науку XIX века. В науке XX века решающим фактором были междисциплинарные стыки, ставшие «гнездами» формирования смежных научных дисциплин. В недолгой истории комплексных исследований человека мы застали первую стадию, когда само направление только формировалось, все его стороны, аспекты, проблемы существовали в целостности. Причастность к Институту человека в самосознании участников событий преобладала над индивидуальными научными предпочтениями. О том, что Институт человека был не местом работы, а смыслом и жизненным выбором, вспоминают все, кто принадлежал тому трудному и интересному времени. Работа Института человека запустила в жизнь целый ряд новых научных направлений. Ныне объединяющая их рамка распалась и они существуют самостоятельно и вполне успешно. У истоков каждого из этих направлений стоял кто-либо из учеников и соратников И.Т. Фролова. Вскоре после создания Института человека заработал сектор биоэтики во главе с Б.Г. Юдиным, соавтором И.Т. Фролова по книге «Этика науки. Проблемы и дискуссии» (1986). О развитии нашей биоэтики в 1990-е годы много сказано и написано. Сектор работал эффективно и продолжает развивать биоэтику в Институте философии РАН. Постепенно сотрудники разрабатывали и основы такого столь сложного в методологическом и практическом отношении дела, как гуманитарная экспертиза. В 2016 году Б.Г. Юдин изложил принципы гуманитарной экспертизы в докладе на заседании ученого совета Института философии РАН. Глобалистика — еще одно успешно развивающееся направление из общего потока комплексного исследования человека. Значительную роль в организации исследований в области глобалистики сыграл ученик И.Т. Фролова — А.Н. Чумаков.
40 Впервые в истории отечественной науки в Институте человека РАН была образована лаборатория виртуалистики. Как направление новое, непривычное, виртуалистика вызывала настороженность и даже неприятие в академическом сообществе. Лидер отечественной виртуалистики Н.А. Носов в свое время вспоминал о том, что когда в момент образования Института человека РАН он подошел к И.Т. Фролову с предложением о создании в институте лаборатории виртуалистики, тот сразу же поддержал это комплексное и междисциплинарное по самой своей сути направление. В лаборатории виртуалистики изучались возможности применения теории виртуальных реальностей в различных практических сферах: педагогике, наркологии, театре, компьютерной анимации. Когда к 1994 году лаборатория получила интересные научные результаты, И.Т. Фролов поставил доклад Н.А. Носова, бывшего тогда кандидатом наук, на заседание Отделения философии, социологии, психологии и права РАН. Об опыте виртуалистических исследований в Институте человека М.А. Пронин написал книгу [6].
41 Нельзя не вспомнить и о попытках разработки танатологии, которые предпринимал в Институте человека В.Л. Рабинович. Ныне биоэтика, глобалистика, виртуалистика развиваются самостоятельно и специалисты этих направлений, особенно те, кто уже застал готовыми их научно-организационные формы, не всегда соотносят практику своих занятий с историей Института человека РАН. Однако именно Институту человека данные направления обязаны своим существованием в нашей стране. В настоящее время комплексное исследование человека переживает апогей дифференциации. Но история науки показывает, что сами успехи на этом пути готовят новый междисциплинарный уровень синтеза.
42 Сегодня Института человека нет, но необходимость в нем не стала меньше. Прежние проблемы соотношения человека и общества, человека и информационной среды, биомедицинского и социального в человеке не только не решены, но еще больше обострились. Цифровая постковидная эпоха показывает это недвусмысленно. Видимо, вопрос о научных и общественных приоритетах нуждается в обсуждении, а сами они в корректировке. И.Т. Фролов в те не очень далекие годы говорил о том, что человек и его будущее — главная глобальная проблема современности. Возможно, осознание природы и значения этой проблемы вновь приведет нас к необходимости создания Института человека. Главное, чтобы не было поздно.

References

1. Agazzi E. Chelovek kak predmet filosofskogo poznaniya [Man as a Subject of Philosophical Knowledge]. O chelovecheskom v cheloveke [About the Human in Man], ed. by I.T. Frolov. Moscow: Politizdat Publ., 1991. P. 59–79.

2. Kelle V.Zh. Chelovek — nauka — gumanizm [Man — Science — Humanism]. Nauka. Obschestvo. Chelovek [Science. Society. Person]. Moscow: Nauka Publ., 2004. P. 10–20.

3. Lacey H. Svobodna li nauka ot zennostei? Zennosti i nauchnoe ponimanie [Is Science Value Free? Values and Scientific Understanding], transl. from Engl. by L.V. Surkova et al. Moscow: Logos Publ., 2001.

4. Mamchur E.A. Nauka i etika [Science and Ethics]. Etika nauki. [Ethics of Science]. Moscow: RAS Institute of Philosophy Publ., 2007. P. 75–84.

5. Ogurtsov A.P. Blago i istina: linii rashozheniya i shozhdeniya [Good and Truth: Lines of Divergence and Convergence]. Blago i istina: klassicheskie i neklassicheskie regulyativu [Good and Truth: Classical and Non-classical Regulatives]. Moscow: RAS Institute of Philosophy Publ., 1998. P. 5–38.

6. Pronin M.A. Virtualistika v Institute cheloveka RAN [Virtualistics at the Human Institute of the Russian Academy of Sciences]. Moscow: RAS Institute of Philosophy Publ., 2015.

7. Smirnov K. Perevernut’ piramidu: Zametki s konferentsii uchenuh, provozglasivshei sozdanie v SSSR Zentra nauk o cheloveke [Flip the Pyramid: Notes from the Conference of Scientists Who Proclaimed the Creation of the Center for Human Sciences in the USSR]. Izvestiya. 1989. May 15.

8. Frolov I.T. Pis’mo Y.V. Andropovu [Letter to Yu.V. Andropov], publ. by G.L. Belkina, M.I. Frolova. Institut cheloveka: Idiya i realnost’ [The Human Institute: Idea and Reality]. Moscow: LENAND Publ., 2018. P. 19–24.

9. Frolov I.T. Sovremennaya nauka i gumanizm [Modern Science and Humanism]. Voprosu filosofii. 1973. N 3. P. 3–15.

Comments

No posts found

Write a review
Translate