Childbirth in the uncertainty of COVID-19
Table of contents
Share
QR
Metrics
Childbirth in the uncertainty of COVID-19
Annotation
PII
S023620070020519-7-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Tatyana Novikova 
Affiliation: St. Petersburg State Pediatric Medical University
Address: 2 Litovskaya Street, 194100 Saint-Petersburg, Russian Federation
Maria A. Korgozha
Affiliation: St. Petersburg State Pediatric Medical University
Address: 2 Litovskaya Street, 194100 Saint-Petersburg, Russian Federation
Alesya O. Evmenenko
Affiliation: St. Petersburg State Pediatric Medical University
Address: 2 Litovskaya Street, 194100 Saint-Petersburg, Russian Federation
Pages
159-176
Abstract

The article describes the situation of uncertainty associated with childbirth during COVID-19. Future insecurity can increase women’s subjective experience of vulnerability. The theoretical analysis lets to determine three key points. These points provide information about subjective attitudes towards childbirth in a situation of uncertainty. (1) understanding the seriousness and fear of COVID-19, (2) the changes in routine prenatal care (3) changes in routines and social lives. Based on the proposed conceptual framework, an online survey was conducted in November 2021. 57 women who gave birth between May 2020 and November 2021 were interviewed. The questions were about: (1) the socio-demographic characteristics of the participants and their families (2) characteristics of childbirth during a pandemic. The Perinatal Anxiety Screening Scale (PASS-R) was also used. The results of the study were analyzed from the perspective of the identified key themes. We describe the specifics of psychological distress. We state that factors that intensify anxieties and negative perceptions of the situation correlate with general life satisfaction. A significant role in the acceptance of uncertainty plays the personal experience of illness.

Keywords
pandemic, COVID-19, situation of uncertainty, pregnancy, childbirth, restrictions, anxieties, subjective perception
Received
16.06.2022
Date of publication
24.06.2022
Number of purchasers
2
Views
336
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2022
1 Пандемия COVID-19 кардинальным образом изменила жизнь современного общества. COVID-19 выступает фактором, трансформирующим представления о нормальности. Под вопрос ставится повторяемость повседневного опыта и его надежности для выстраивания перспектив ближайшего и отдаленного будущего. «В короткие сроки людям пришлось пересобирать повседневность, отказываться от привычных ежедневных практик, менять планы. Кажется, в нашей жизни не осталось ни одного аспекта, который не претерпел бы изменений в связи с эпидемией коронавируса» [Социология пандемии, 2021]. Обстоятельства, в которых оказалось общество в связи с пандемией COVID-19, могут быть описаны как «ситуация с неизвестным исходом» [Тартаковская, 2021]. В рамках данной статьи мы описываем ее как ситуацию неопределенности. При этом неопределенность касается не только рисков, связанных с болезнью, но и с изменениями, происходящими в функционировании самых разных социальных институтов. Привычное существование утрачивает устойчивость и надежность. Человек оказывается неспособным контролировать не только внешние обстоятельства жизни и ближайшее окружение, но и собственные обстоятельства, не может «починить свою уязвимость перед лицом эпидемии за счет доверия каким-то надежным акторам, которые могли бы взять на себя ответственность за происходящее» [Тартаковская, 2021: 71].
2 В этой связи рождение ребенка в ситуации пандемии COVID-19 представляется умножением неопределенности. Даже в обычных обстоятельствах рождение ребенка — это событие, которое само по себе разрывает канву упорядоченной жизни и приводит к реструктуризации всей внутрисемейной организации. Более того, роды воспринимаются как ситуация уязвимости и отсутствия субъективного контроля. Исследователи [Темкина, 2017] подчеркивают, что вне зависимости от способа деторождения и принадлежности женщины к той или иной социально-экономической группе любая беременность и роды оказываются включены в дискурс страхов и рисков.
3 В исследованиях, посвященных анализу трансформаций моделей репродуктивного поведения в современной России [Демографическая модернизация России, 2006; Сидорова, 2021], обращается внимание на то, что происходит «глубинное преобразование всей системы социокультурных регуляторов прокреативного поведения людей» [Демографическая модернизация России, 2006: 150]. Можно говорить о так называемой рационализации деторождения, когда прокреативное поведение регулируется не внешними нормами и предписаниями, а внутренними представлениями о «желанном ребенке в желанное время» [Сидорова, 2021].
4 Историческим фактом является сокращение числа беременностей в период пандемии. Это подтверждают и данные Росстата [Федеральная служба, 2021] о рождаемости и естественном приросте населения за последние три года (2018–2020): можно отметить резкий спад рождения детей в 2020 году. Время пандемии субъективно может восприниматься человеком как «нежеланное» для рождения ребенка.
5 Отправной точкой для построения эмпирического исследования послужили темы, актуализированные в работе турецких исследователей [Mizrak Sahin, Kabakci, 2021], посвященной анализу опыта беременности в ситуации пандемии COVID-19 в Турции. Несмотря на то что данная работа рассматривает культурно обусловленный опыт, выделяемые авторами основные темы, оказываются универсальными для ситуации рождения ребенка в период пандемии.
6 Первый сюжет/тема, который актуализируется в ситуации рождения ребенка — это (не)понимание серьезности ситуации, связанной с пандемией COVID-19 и страх неопределенности. В России с марта 2020 года, когда были введены первые ограничительные меры, направленные на предотвращение распространения коронавирусной инфекции, прошло уже более полутора лет. За это время субъективное восприятие гражданами страны COVID-19 и всего, что с ним связано, менялось. Наиболее яркие изменения происходили в сознании людей в первые три месяца пандемии [Социология пандемии, 2021]. Однако пролонгация ситуации неопределенности приводит к своеобразной адаптации и/или нечувствительности к катастрофическим событиям, связанным с заболеванием. В исследовании Ожигановой А.А. [Ожиганова, 2021] описываются стратегии женщин, чья беременность протекала в условиях пандемии. Из выделяемых автором стратегий две могут быть проинтерпретированы как субъективная реакция женщин на восприятие серьезности ситуации, связанной с COVID-19. Одна из них — это максимальное соблюдение беременными женщинами рекомендованных мер предосторожности (ношение маски, социальная дистанция и т.п.). Вторая — стратегия избегания госпитализации в ситуации подозрения на коронавирусную инфекцию [Ожиганова, 2021]. Несмотря на существование объективных рисков течения COVID-19 у беременных, женщины, по данным Ожигановой А.А. [Ожиганова, 2021], предпочитают заниматься самолечением и не обращаться за медицинской помощью. Данная стратегия может быть объяснена, как непониманием женщинами степени риска, связанного с COVID-19, так и феноменом недоверия медицине, сложившимся в условиях конфликта неолиберальной и патерналисткой модели взаимоотношений «врач–пациент» [Здравомыслова, Темкина, 2012; Темкина, 2017; Ожиганова, 2021]. Контекст медицинского взаимодействия в сфере акушерства и гинекологии задается более острой проблематизацией институционального доверия к учреждениям родовспоможения [Здравомыслова, Темкина, 2012; Темкина 2017].
7 Отсюда значимым оказывается сюжет, связанный с отношением женщин к изменениям в системе оказания медицинской помощи женщинам и детям в перинатальный период [Mizrak Sahin, Kabakci, 2021]. Кукса Т.Л. [Кукса, 2021] рассматривает специфику изменения функционирования родовспомогательных учреждений в 2020 году с момента введения в стране чрезвычайных антиковидных решений. В основе ее анализа лежат полевые материалы и нормативно-правовые документы, регламентирующие действия различных субъектов права в ситуации распространения COVID-19 в России. Автор отмечает, что работа медицинских учреждений очень быстро перестраивалась в связи с изменениями реалий жизни. Разрабатывались и обновлялись методические рекомендации и руководства для врачей и руководителей медицинских учреждений, в которых прописывался регламент и порядок оказания медицинской помощи пациентам в изменившихся условиях, обосновывалась необходимость проведения тестирования пациентов, организации «красной зоны», указывались особенности маршрутизации и госпитализации пациентов с различным COVID-статусом [Кукса, 2021]. Так, к настоящему времени Министерством Здравоохранения РФ опубликована уже 5 версия методических рекомендаций «Организация оказания медицинской помощи беременным, роженицам, родильницам и новорожденным при новой коронавирусной инфекции COVID-19» [Методические рекомендации, 2021].
8 Для настоящей статьи важным оказывается раздел, касающийся организации работы родовспомогательных учреждений в период пандемии COVID-19 [Методические рекомендации, 2021]. Если резюмировать предлагаемые Министерством здравоохранения РФ рекомендации акушерско-гинекологическим учреждениям, то можно заключить, что работа медицинских учреждений, оказывающих помощь беременным, роженицам, родильницам и новорожденным детям, должна быть нацелена прежде всего на минимизацию социальных контактов пациентов. Для этого предлагается внедрение дистанционных форм консультирования, определение четкой индивидуальной маршрутизации и регламентация проведения различных исследований в рамках медицинского учреждения в зависимости от COVID-статуса пациентов [Методические рекомендации, 2021]. Предлагаемые рекомендации по организации работы родовспомогательных учреждений не являются специфичными для России. Подобные меры принимаются повсеместно [Yakovi Gan-Or, 2020; Coxon et al., 2020]. Исследователи [Coxon et al., 2020; Ahlers-Schmidt et al., 2020] отмечают, что изменение принципов оказания перинатальной помощи женщине и ребенку, усиливает у женщин переживание страха и тревоги. Женщины ощущают собственную уязвимость, так как не могут принимать решения о том, каким образом будут организованы и где будут проходить их роды. Кукса Т.Л. в своей статье отмечает, что «если раньше независимо от регистрации по месту жительства («прописки») беременная женщина по ОМС могла выбрать любой роддом, обеспечивая ему страховое покрытие (бюджетное финансирование) предъявленным родильным сертификатом, то с начала пандемии был исключен экстерриториальный выбор родовспомогательного учреждения прежде всего для пациенток с подтвержденным ковид-статусом или признаками простудного/инфекционного заболевания» [Кукса, 2021: 49]. Исследователи [Ожиганова, 2021; Ожиганова, Молодцова, 2020] замечают, что введенные жесткие ограничения в системе родовспоможения создали ситуацию отмены прогрессивных преобразований и роста недоверия к системе здравоохранения. Можно предположить, что трансформируется представление женщин о доступности медицинской, социальной и других видов помощи в системе защиты материнства и детства.
9 Третья тема, которая будет затронута в статье, относится к оценке женщинами изменений в привычном образе жизни. Белинская Е.П. [Белинская, 2014] обращает внимание на поведенческие следствия переживания ситуации неопределенности. Здесь мы обращаемся к теории практик в культуре повседневности. Мы отталкиваемся от идей А. Шюца [Шюц, 1988] о том, что в контексте повседневности человек учится строить типичные конструкты действий согласно системе релевантностей. Речь идет об использовании типичных средств для достижения типичных целей в типичных ситуациях. При этом «успешность практик в повседневной жизни сама по себе задает уверенность в “правильном” понимании реальности» [Петухов, Пирогов, 2018]. Даже в ситуации рождения первого ребенка у женщин имеются идеализированные представления о том, каким образом должна будет организована их жизнь после появления на свет малыша. В ситуации, связанной с COVID-19, сформированная система экспектаций в отношении собственного поведения при взаимодействии с ребенком, а также связанных с включением ребенка в социальное пространство может оказаться несостоятельной в силу изменения предъявляемых «антиковидных» норм и требований.
10 В рамках эмпирического исследования рассмотрение всех трех тем позволит сделать предположения об особенностях субъективного восприятия женщинами ситуации рождения ребенка в период пандемии COVID-19 с позиции личного опыта и собственного отношения к происходящему.
11

Выборка и методология

12 В ноябре 2021 года нами было организовано эмпирическое исследование с целью изучения особенностей субъективного отношения женщин к рождению ребенка в период пандемии СOVID-19. Исследование проводилось в виде онлайн-опроса. Информация об исследовании распространялась через тематические сообщества о беременности и родах в популярных социальных сетях (Instagram [Принадлежит Meta, признанной в РФ экстремистской организацией, ее деятельность запрещена на территории РФ.], ВKонтакте). Этические гарантии исследования обеспечивались протоколом заседания Локального этического комитета ФГБОУ ВО СПбГПМУ Минздрава России №3/13 от 23.03.2020. При получении письменного согласия на участие в исследовании респондентам было предложено ответить на вопросы авторской анкеты о социально-демографических характеристиках участника исследования и его семьи, особенностях рождениях ребенка в период пандемии и субъективном восприятии ситуации пандемии (см. Приложение), а также указать особенности актуальной жизненной ситуации в рамках опросного листа по наличию неблагоприятных жизненных обстоятельств. Также использовалась Скрининговая шкала перинатальной тревоги (PASS-R) [Коргожа, Евмененко, 2021] для оценки уровня выраженности симптомов тревоги и специфических страхов у женщин в перинатальном периоде. При статистической обработке данных использовались методы описательной статистики. Корреляционный анализ взаимосвязей показателей осуществлялся с применением r-критерия Спирмена. Расчет данных производился с помощью пакета прикладных программ «Statistica version 12.0» (StatSoft Inc., Tulsa, USA).
13 Описание выборки
14 Выборку исследования составили 57 женщин из различных регионов страны (Москва и Московская область, Санкт-Петербург, Ставрополь) которые родили ребенка в период с мая 2020 года по сентябрь 2021 года. Средний возраст респондентов составил 31±4,7 год. На момент участия в исследовании средний возраст их детей, рожденных в указанный период, составил 8±5,5 месяцев. 93% женщин, принявших участие в исследовании, состоят в браке, 7% женщин состоят в незарегистрированных отношениях. 77% участниц находятся в декретном отпуске, 16% женщин продолжают работать. Для 51% респондентов рождение ребенка в период пандемии было первым опытом родительства, 49% респондентов имеют двух и более детей дошкольного и школьного возраста. Несмотря на сложную эпидемиологическую ситуацию подавляющее большинство женщин (74% участниц) отмечали, что беременность была запланированная и желанная. В среднем родоразрешение женщин происходило в рамках предполагаемой даты родов — 39,2±2,2 гестационных недель. Участницы оценивали свое состояние здоровья, как удовлетворительное, всего 37% женщин отметили, что имеют различные хронические заболевания. Важно отметить, что в случаях наличия у женщин хронических заболеваний респонденты чаще всего отмечали более высокий уровень влияния ситуации пандемии COVID-19 на их повседневную жизнь во время беременности (0,33, p
15 Результаты исследования показали наличие у 40,3% женщин в выборке симптомов тревоги различной специфики и разной степени выраженности. Эти данные превышают средне нормативные показатели развития устойчивых тревожных состояний у беременных, если ориентироваться на исследования, осуществленные до 2020 года [Ford, 2017; Lefkovics, 2018]. По данным отечественных и зарубежных авторов ситуация пандемии СOVID-19 в среднем увеличила частоту развития тревожных состояний у женщин в перинатальном периоде, которая в ряде Европейских стран достигла уровня в 50–60% [Аникина, Савенышева, Блох, 2021; Ayaz et al., 2020; Lebel et al., 2020; Tomfohr-Madsen et al., 2021].
16

(Не)понимание серьезности ситуации, связанной с пандемией СOVID-19 и страх неопределенности

17 Понимание серьезности ситуации, связанной с СOVID-19, и выраженность страха неопределенности по нашему предположению взаимосвязана с субъективной оценкой опыта беременности в целом. Женщины указывают на позитивную оценку своего физического состояния (7,7±1,8 баллов по 10-ти балльной шкале), которая сопряжена в среднем с позитивным эмоциональным фоном в течение беременности (7,3±2,1 баллов).
18 Отвечая на вопросы о влиянии ситуации пандемии на течение перинатального периода, на эмоциональное состояние женщин и актуальную жизненную ситуацию семьи, респонденты чаще всего указывали средние значения в диапазоне 5–6 баллов по 10-ти балльной шкале. При этом по каждому из вопросов ответы женщин в выборке разнятся, что отразилось в большом диапазоне стандартного отклонения в 3–4 балла. Несмотря на это, результаты корреляционного анализа показали тесные взаимосвязи высоких оценок влияния ситуации пандемии с наличием различных сопутствующих неблагоприятных событий в период ожидания и рождения ребенка, подробнее о которых будет указано далее. Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что в подавляющем большинстве случаев благоприятного течения беременности и высокой удовлетворенности женщин актуальными жизненными и семейными обстоятельствами респондентам было затруднительно сделать вывод о влиянии ситуации пандемии на их жизнь.
19 Исследование показало, что 32% беременных женщин имели осложнения течения беременности, в большинстве случаев связанных с угрозой прерывания беременности или преждевременных родов. Во всех этих случаях женщинам была оказана стационарная медицинская помощь. В течение второго и третьего триместра беременности у 23% участниц исследования был установлен диагноз СOVID-19, также 14% женщин в третьем триместре беременности проживали совместно с родственниками, которые проходили лечение от СOVID-19. Корреляционный анализ показал высокую частоту развития осложнений течения беременности в случаях, когда родственники болели СOVID-19 (0,27, p
20 Важно отметить отдельную категорию женщин-участниц исследования, для которых беременность была незапланированной (26% респондентов). Психологическая неготовность к рождению ребенка, подтвержденная высокими баллами по субшкале специфических страхов перинатального периода методики PASS-R, усугублялась дополнительными ограничениями в ситуации пандемии (0,34, p
21 Высокий уровень беспокойства о реальном и потенциальном влиянии ситуации пандемии СOVID-19 на актуальную жизненную ситуации семьи, здоровье и будущее ребенка чаще всего проявлялся у первородящих женщин (0,28, p
22

Субъективное отношение женщин к изменениям в организации оказания медицинской помощи беременным, роженицам, родильницам и новорожденным в связи с Covid-19

23 При подготовке к родам большинство женщин (56% участниц) столкнулись с необходимостью проходить дополнительные лабораторные исследования (ПЦР-тесты для госпитализации в родильный дом, исследование наличия антител к коронавирусу), что отразилось в их оценке влияния ситуации пандемии СOVID-19 на подготовку к рождению ребенка (0,3, p
24 Находясь в родильном доме, 57% женщин отметили, что столкнулись с различными ограничениями, такими как запреты на совместные роды, посещение родственников и организацию торжественной выписки. С более сложной ситуацией столкнулись 4% женщин, которых сразу после родов перевели в инфекционный стационар в связи с выявленным у них СOVID-19. Эти женщины были разлучены с ребенком до выписки из родильного дома.
25 В течение первых месяцев после рождения ребенка 25% респондентов столкнулись с различными ограничениями при дистанционном оформлении свидетельств о рождении ребенка и плановых посещениях детских поликлиник. Из них 12% матерей остерегались посещения лечебных учреждений в связи с риском заражения ребенка СOVID-19. Необходимо отметить, что все женщины, столкнувшиеся с ограничениями и дополнительными организационными сложностями в роддоме и детских поликлиниках, в среднем отмечают высокий уровень влияния ситуации пандемии на их повседневную жизнь до родов и на момент участия в исследовании (8,3±1,4 баллов) и на их эмоциональное состояние в течение всего перинатального периода (7,2±2,3 баллов). В течение первых 6 месяцев после рождения ребенка 13% матерей переболели COVID-19, из них в 86% случаев данным заболевание также одновременно болели члены их семьи.
26 Прогнозируя возможное влияние ситуации пандемии на здоровье и будущее ребенка, 67% матерей выражают повышенный уровень беспокойства. Озабоченность возможным влиянием ситуации пандемии на ребенка и его будущее оказалась тесно связана с опытом влияния COVID-19 на течение беременности (0,45, p
27

Повседневная жизнь семьи в современных условиях

28 Оценивая различные повседневные бытовые ситуации последних полутора лет, женщин отмечают, что стали чаще пользоваться антисептиками и антибактериальными средствами (58% участников), использовать индивидуальные средства защиты (76% участников), избегать мест большого скопления людей (68% участников), ограничивать контакты с друзьями и близкими (54% участников), а также не использовать общественный транспорт для передвижения (72% участников). При этом нами не установлены достоверные взаимосвязи высокого уровня внимания к соблюдению рекомендованных мер предосторожности с уровнем тревоги у женщин (p>0,05). Исключение составляет взаимосвязь увеличенной частоты повседневного использования антисептиков с наличием симптомов фобии у респондентов (0,31, p
29 В контексте повседневного функционирования в условиях пандемии изменилась доступность различных социальных активностей и институтов. Для посещения общественных мест необходимостью стала вакцинация от COVID-19. Основываясь на результатах исследований, посвященных социальному принятию вакцинации от COVID-19 в разных странах, можно заключить, что в России в целом отмечается низкий уровень доверия к вакцинации [Lazarus et al., 2021; Skjefte et al., 2021]. Мнение наших респондентов по данному вопросу разделилось: 49% женщин относятся позитивно к вопросу необходимости вакцинации, 43% женщин относятся негативно и 8% женщин высказали безразличное отношение к данному вопросу. Всего 79% участниц исследования отметили, что вакцинированы (25% респондентов) или планируют вакцинироваться (54% респондентов), оставшиеся 21% не планируют проходить вакцинацию. По состоянию на 7 марта 2022 года общероссийский уровень вакцинации составил 56,0%, включая граждан, прошедших ревакцинацию [Данные об уровне, 2022]. Региональные показатели вакцинации разнятся: Москва — 59,1% от взрослого населения, Московская область — 71,4%, Санкт-Петербург — 70,8%, Ставропольский край — 62,0%. В сравнении с региональными показателями низкий уровень вакцинации среди респондентов исследования может быть объяснен наличием у женщин длительного медицинского отвода в связи с беременностью и лактацией.
30 Также было отмечено, что в 75% семей участниц исследования большинство членов семьи либо вакцинированы, либо планируют это сделать в ближайшее время. Мы проанализировали взаимосвязь показателей общего уровня перинатальной тревоги с участием семей женщин в программе вакцинации. Анализ взаимосвязей показал интересный результат: чаще высокий уровень тревоги был характерен для женщин, у которых были вакцинированы все члены ее семьи (0,32, p
31 В рамках анкеты респондентам задавались открытые вопросы об их ожиданиях в будущем по окончанию пандемии COVID-19. 78% матерей отмечают, что хотели бы организовать семейный отдых заграницей, как только это станет возможным. С психологической точки зрения благоприятным и ресурсным показателем является наличие у 67% респондентов установки, что в будущем их семью ждет «счастье и благополучие».
32

***

33 Степень понимания серьезности ситуации, связанной с пандемией COVID-19, а также выраженность различных показателей тревоги у женщин взаимосвязаны с субъективным восприятием опыта беременности, а также актуальной семейной жизненной ситуации. Чем более удовлетворительными являются указанные факторы, тем менее ситуация пандемии сказывается на жизнедеятельности женщин в течение перинатального периода. Чем больше негативных сопутствующих факторов, а также незапланированность беременности и несовпадение представлений о родах с фактическим родоразрешением, тем более катастрофичной представляется ситуация COVID-19.
34 Изменения в организации работы родовспомогательных и поликлинических учреждений в условиях пандемии усиливают недоверие женщин к системе здравоохранения в целом и повышают уровень тревоги и беспокойства при взаимодействии в системе «врач-пациент». Введение новых практик в контекст повседневных рутин изменяет привычную действительность, создает определенные точки напряжения и вынуждает женщин вырабатывать адаптивные поведенческие стратегии.
35 Результаты эмпирического исследования подтверждают тезис о том, что особенности субъективного восприятия зависят от того, насколько заболевание коснулось человека лично [Mertens et al, 2020]. Действительно, в подавляющем большинстве случаев благоприятного течения беременности и высокой удовлетворенности женщин актуальными жизненными и семейными обстоятельствами влияние ситуации пандемии COVID-19 имеет низкое значение для семьи при рождении ребенка. Однако в случаях, когда женщины и члены их семьи фактически столкнулись с заболеванием COVID-19 в период подготовки или после рождения ребенка, а также были вынуждены приспосабливаться к новым ограничениям в родильных домах и детских поликлиниках, они склонны высоко оценивать степень влияния пандемии на жизнь их семьи, что выражается в их крайней обеспокоенности и высоком уровне тревоги в течение всего перинатального периода.
36 Результаты исследования показали необходимость дальнейшего исследования особенностей субъективного восприятия ситуации рождения ребенка в период пандемии COVID-19, а также выявления системы факторов, негативно влияющих на функционирование семьи в ситуации неопределенности с целью оказания необходимой специализированной помощи и поддержки.
37

* Принадлежит Meta, признанной в РФ экстремистской организацией, ее деятельность запрещена на территории РФ.

38 Приложение Анкета участника исследования Шрифт мелкий оставить
39 Блок I. Общие данные
40
  1. Регион проживания (населенный пункт)
  2. Ваш возраст на момент участия в исследовании
  3. Семейное положение
  4. Уровень образования
41

1. Трудоустроены ли Вы сейчас? (отметьте подходящее):

42
  1. Нет
  2. Да, работаю. Моя профессия________________
  3. В декрете
43

2. Уровень Ваших доходов (отметьте подходящее):

44
  1. Едва хватает на покрытие основных расходов
  2. Вполне хватает для комфортного существования
  3. Есть возможность делать накопления/ инвестировать
45

3. Оцените степень Вашей удовлетворенности текущим материальным положением по 10-балльной шкале, где 0 - максимальная неудовлетворенность и 10 – максимальная удовлетворенность. Ваша оценка: ______ баллов

46

4. Относится ли к Вам или к членам Вашей семьи что-то из перечисленного? (отметьте подходящее):

47
  1. Инвалидность
  2. Многодетная семья (более 3х детей)
  3. Одинокая мать
  4. Нахождение в социально опасном положении
  5. Ничего из перечисленного выше
48 Если в вопросе Вы выбрали «инвалидность», то укажите степень и члена семьи ____________________________________________________________________
49

5. Условия Вашего проживания (отметьте подходящее или укажите свой вариант):

50
  1. В отдельной комнате
  2. В отдельной квартире
  3. В отдельном доме
  4. Другое ______________________________________
51

6. Оцените степень Вашей удовлетворенности текущими условиями проживания по 10-балльной шкале, где 0 - максимальная неудовлетворенность и 10 – максимальная удовлетворенность. Ваша оценка: ______ баллов

52

7. Вместе с Вами проживают (отметьте подходящее – один или несколько, или укажите свой вариант):

53
  1. Проживаю одна
  2. Муж/ партнер
  3. Дети
  4. Родственники
  5. Другое _____________________________________
54

8. Есть ли у Вас хронические заболевания? Если да, то какие: ___________________

55

9. Обращали ли когда-нибудь за помощью к психиатру/психологу?

56
  1. Да
  2. Нет
57 Если вы ответили на вопрос «Да», укажите в каком году это было и причину обращения ___________________________________________________________________
58 Блок II. Особенности перинатального периода
59
  1. Были ли у Вас беременности?
  2. Да, количество_________
  3. Нет
60

2. Были ли у Вас роды?

61
  1. Да, количество_________ Дата последних родов ____________
  2. Нет
62

3. Есть ли у Вас дети?

63
  1. Да, количество_____ их возраст _______лет
  2. Нет
64

4. В течение какого времени после планирования наступила последняя беременность?

65
  1. Не была запланирована
  2. В течение года
  3. Более чем через год
66

5. Применялись ли вспомогательные репродуктивные технологии для достижения Вашей последней беременности (инсеминация, ЭКО, ИКСИ, донорство и др.)?

67
  1. Да, а именно ______________
  2. нет
68

6. Были ли в течение Вашей последней беременности какие-либо осложнения?

69
  1. Да
  2. Нет
70 Если вы ответили на вопрос «Да», укажите какие осложнения и на каком сроке ____________________________________________________________________
71

7. Были ли в течение Вашей последней беременности госпитализации?

72
  1. Да
  2. Нет
73 Если вы ответили на вопрос «Да», укажите причину и на каком сроке ___________________________________________________________________
74

8. Оцените течение Вашей беременности по 10-балльной шкале, где 0 – физически плохо чувствовала себя большую часть времени и 10 – хорошо чувствовала себе, ничего не беспокоило в моем здоровье. Ваша оценка: ______ баллов

75

9. Оцените свой эмоциональный фон в течение беременности по 10-балльной шкале, где 0 – плохое эмоциональное состояние большую часть времени и 10 – отличное эмоциональное состояние большую часть времени. Ваша оценка: ______ баллов

76

10. Являлась ли Ваша последняя беременность многоплодной?

77
  1. Нет
  2. Да, двойня
  3. Да, тройня
78

11. На каком сроке беременности у Вас произошли роды? (укажите гестационные недели) ________

79

12. Какой тип родоразрешения у Вас был? _____________________

80

13. Укажите баллы ребенка по шкале Апгар при рождении: 1 минута _______ 5 минута _______

81

14. Укажите установлены ли какие-либо диагнозы ребенку после рождения?

82
  1. Да, а именно ________________________
  2. Нет
83

15. Укажите, пожалуйста, возраст Вашего ребенка (младшего ребенка) на данный момент _________месяцев

84 Блок III. Влиянии пандемии COVID-19 на перинатальный период
85
  1. Оцените по 10-балльной шкале, как ситуация с COVID-19 влияла на Вашу повседневную жизнь во время беременности, где 0 – совсем не влияла, 10 – сильно влияла. Ваша оценка: _____баллов
86

2. Оцените по 10-балльной шкале, как ситуация с COVID-19 отражалась на Вашем эмоциональном состоянии во время беременности, где 0 – совсем не отражалась, 10 – сильно отражалась. Ваша оценка: _____баллов

87

3. Оцените по 10-балльной шкале насколько Вы были обеспокоены тем, что ситуация с COVID-19 могла повлиять на Вашу беременность, где 0 – совсем не беспокоилась, 10 – сильно беспокоилась. Ваша оценка: ____баллов

88

4. Был ли у Вас подтвержденный COVID-19 во время беременности?

89
  1. Да, на _____ гестационной неделе
  2. Нет
90

5. Был ли подтвержденный COVID-19 у кого-то из тех, с кем Вы проживали во время Вашей беременности?

91
  1. Да, на _____ гестационной неделе
  2. Нет
92

6. Повлияла ли ситуация с COVID-19 на Ваш выбор роддома?

93
  1. Да
  2. Нет
94 Если вы ответили на вопрос «Да», укажите каким образом ______________________
95

7. Пришлось ли Вам сдавать дополнительные анализы / проходить дополнительные мероприятия при поступлении в роддом в связи с ситуацией с СOVID-19?

96
  1. Да, а именно ____________
  2. Нет
97

8. Столкнулись ли Вы с какими-либо ограничениями в связи с ситуацией с COVID-19 в период нахождения в роддоме?

98
  1. Да, а именно ___________
  2. Нет
99

9. Столкнулись ли Вы с какими-либо сложностями при взаимодействии с различными учреждениями (роддом, поликлиника и пр.) в течение первого месяца после рождения ребенка в связи с ситуацией с COVID-19?

100
  1. Да, а именно _____________
  2. Нет
101

10. Оцените по 10-балльной шкале, как ситуация с COVID-19 влияет на Вашу повседневную жизнь на данный момент, где 0 – совсем не влияет, 10 – сильно влияет. Ваша оценка: _____баллов

102

11. Оцените по 10- балльной шкале, как ситуация с COVID-19 влияет на Вашу повседневную жизнь после рождения ребенка, где 0 – совсем не влияет, 10 – сильно влияет. Ваша оценка: _____баллов

103

12. Оцените по 10- балльной шкале, как ситуация с COVID -19 отражается на Вашем эмоциональном состоянии после рождения ребенка, где 0 – совсем не отражается, 10 – сильно отражается. Ваша оценка: _____баллов

104

13. Укажите после рождения ребенка изменилось ли Ваше поведение в следующих ситуациях в связи с COVID-19 из списка ниже?

105
Действия/ поведение намного чаще, чем до рождения ребенка несколько чаще, чем до рождения ребенка также как и до рождения ребенка несколько реже, чем до рождения ребенка намного реже, чем до рождения ребенка
  1. Я стала чаще пользоваться антисептиком и/или влажными салфетками вне дома
  1. Я стала чаще носить маску в общественных местах
  1. Я стала избегать мест большого скопления людей
  1. Я стала избегать пользоваться общественным транспортом
  1. Я стала ограничивать контакты с друзьями и близкими
106

14. Был ли у Вас подтвержденный COVID-19 после рождения ребенка?

107
  1. Да, возраст ребенка на тот момент был ____ месяцев
  2. Нет
108

15. Был ли подтвержденный COVID-19 у кого-то из тех, с кем Вы проживаете, после рождения ребенка?

109
  1. Да, возраст ребенка на тот момент был ____ месяцев
  2. Нет
110

16. Каково Ваше отношение к вакцинации от COVID-19?

111
  1. Крайне негативное
  2. Скорее негативное, чем позитивное
  3. Безразличное
  4. Скорее позитивное, чем негативное
  5. Крайне позитивное
112

17. Планируете ли Вы вакцинироваться от COVID-19?

113
  1. Уже вакцинирована
  2. Планирую в ближайшее время
  3. Планирую в перспективе
  4. Не планирую
114

18. Все ли из тех, с кем Вы проживаете вместе, вакцинировались от COVID-19?

115
  1. Никто не вакцинировался
  2. Некоторые вакцинировались и/или планируют вакцинироваться
  3. Большинство вакцинироваться и/или планируют вакцинироваться
  4. Все вакцинировались
116

19. Оцените по 10-балльной шкале степень Вашего беспокойства относительно того, что ситуация с COVID-19 может повлиять на Вашего ребенка и его будущее, где 0 – совсем не беспокоюсь, 10 – очень беспокоюсь. Ваша оценка: _____баллов

117

20. Пожалуйста, продолжите следующие предложения, быстро и не задумываясь (словом, несколькими словами или словосочетанием):

118
  1. Когда родился мой ребенок ___________________________________
  2. Когда закончится пандемия, мне бы хотелось_____________________
  3. В будущем нашу семью ждет___________________________________

References

1. Anikina V.O., Savenysheva S.S., Blokh M.E. Psikhicheskoe zdorov'e i otnoshenie k beremennosti i rebenku u beremennykh zhenshchin v period pandemii koronavirusa COVID-19 [Women’s Mental Health During Pregnancy under the COVID-19 Coronavirus Pandemic: A Review of Foreign Studies]. Sovremennaya zarubezhnaya psikhologiya. 2021. Vol. 10, N 1. P. 70–78. DOI: 10.17759/jmfp.2021100107.

2. Arshavskiy I.A. Ocherki po vozrastnoy fiziologii [Profiles on physiology of age]. Moscow: Meditsina Publ., 1967.

3. Belinskaya E.P. Neopredelennost' kak kategoriya sovremennoy sotsial'noy psikhologii lichnosti [Uncertainty as a category of modern social psychology of personality]. Psikhologicheskie issledovaniya. 2014. Vol. 7, N 36. P. 3. [Electronic resource]. URL: https://psystudy.ru/index.php/num/article/view/604 (date of access: 10.01.2022).

4. Dannye ob urovne vakcinacii COVID-19 v Rossii [Data on the level of vaccination of COVID-19 in Russia]. [Electronic resource]. URL: https://xn--80aesfpebagmfblc0a.xn--p1ai/information/ (date of access: 07.03.2022)

5. Demograficheskaya modernizatsiya Rossii, 1900–2000 [Demographic modernization of Russia, 1900–2000], ed. by A.G. Vishnevsky. Moscow: Novoe izdatel'stvo Publ., 2006.

6. Zdravomyslova E.A., Temkina A.A. Doverie i sotrudnichestvo vracha-ginekologa i patsientki [Confidence and cooperation of a gynecologist and a patient]. Obshchestvo remissii: na puti k narrativnoy meditsine [Remission Society: on the way to narrative medicine]. Samara: Samara State University Publ., 2012. P. 124–168.

7. Korgozha M.A., Evmenenko A.O. Skriningovaya shkala perinatal'noy trevogi (PASS-R). Kratkoe rukovodstvo po ispol'zovaniyu. Metodicheskoe posobie [Perinatal Anxiety Screening Scale (PASS-R). Brief guide to use. Toolkit]. Saint Petersburg: SPbGPMU Publ., 2021.

8. Kuksa T.L. Partnerskie rody i individual'nye soprovozhdeniya v usloviyakh COVID-19: vlastnye resheniya, praktiki i diskursy [Partnered Childbirth and Individual Care Providers in COVID-19 Conditions: Power Decisions, Practices and Discourses]. Etnograficheskoe obozrenie. 2021. N 6. P. 41–63.

9. Metodicheskie rekomendatsii «Organizatsiya okazaniya meditsinskoy pomoshchi beremennym, rozhenitsam, rodil'nitsam i novorozhdennym pri novoy koronavirusnoy infektsii». Ministerstvo Zdravookhraneniya RF. Versiya 5. [Methodological recommendations “Organization of medical assistance to pregnant women, women giving birth, women giving birth and newborns on new coronavirus infection”. Ministry of Health of the Russian Federation. Version 5]. 2021. [Electronic resource] URL: https://static-0.minzdrav.gov.ru/system/attachments/attaches/000/059/052/original/BMP_preg_5.pdf (date of access: 10.01.2022).

10. Ozhiganova A.A. «Chto-to ne tak s etim kovidom»: proizvodstvo nedoveriya v rossiyskom rodovspomozhenii v situatsii pandemii.[“Something is off with this COVID”: Production of mistrust in Russian obstetrics in a pandemic situation]. Shagi/Steps. 2021. Vol. 7, N 4. P. 151–172.

11. Ozhiganova A.A., Molodtsova M.O. Rody v uslovijah karantina: pozicija douly [Birth during Quarantine: Doula’s Stance]. Medicinskaja antropologija i biojetika. 2020. N 1(19). P. 158–173. DOI: 10.33876/2224-9680/2020-1-19/09.

12. Petukhov A.S., Pirogov S.V. Teorii praktik kak metodologiya izucheniya povsednevnosti [Theories of Practice as a Methodology for the Study of Everyday Life]. Vestnik Tomskogo Gosudarstvennogo Universiteta. Filosofiya. Sotsiologiya. Politologiya. 2018. N 41. P. 159–167.

13. Sidorova T.A. Detorozhdenie: sozdanie ili tvorenie? [Childbearing: Re-production or Creation?]. Chelovek. 2021. Vol. 32, N 6. P. 135–149.

14. Sociologiya pandemii. Proekt korona FOM [Sociology of pandemic. The corona project by the Public Opinion Foundation], head of the author's team A.A. Oslon. Moscow: Institute of the Public Opinion Foundation (inFOM), 2021.

15. Tartakovskaya, I. N. Doverie pered litsom pandemii: v poiskakh tochki opory [Trust in the Face of a Pandemic: Finding a Foothold]. Sotsiologicheskiy zhurnal. 2021. Vol. 27, N 2. P. 68–89.

16. Temkina A. “Ekonomika doveriya” v platnom segmente rodovspomozhenii: gorodskaya obrazovannaya zhenshhina kak potrebitel’ i patsientka [“Economy of Trust” in Commercial Obstetric Care: Educated Urban Women as Consumers and Patients]. Ekonomicheskaya sotsiologiya. 2017. Vol. 18, N 3. P. 14–53. DOI: 10.17323/1726-3247-2017-3-14-53.

17. Federal'naya sluzhba gosudarstvennoy statistiki. Demografiya [Federal State Statistics Service. Demography]. 2021. [Electronic resource]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/12781 (date of access: 10.01.2022)

18. Shyuts A. Struktura povsednevnogo myshleniya [The Structure of Everyday Thinking]. Sotsiologicheskie issledovaniya. 1988. N 2. P. 129–137.

19. Ahlers-Schmidt C.R., Hervey A.M., Neil T., Kuhlmann S., Kuhlmann Z. Concerns of women regarding pregnancy and childbirth during the COVID-19pandemic. Patient Educ Couns. 2020. N 103(12). P. 2578–2582. DOI: 10.1016/j.pec.2020.09.031

20. Ayaz R., Hocaoglu M., Gunay T., et al. Anxiety and depression symptoms in the same pregnant women before and during the COVID-19 pandemic. Journal of Perinatal Medicin. 2020. N 48(9). P. 965–970. DOI: 10.1515/jpm-2020-0380

21. Coxon K., Turienzo C.F., Kweekel L., Goodarzi B., Brigante L., Simon A., Lanau M.M. The impact of the coronavirus (COVID-19) pandemic on maternity care in Europe. Midwifery. 2020. N 88. P.102779. DOI: 10.1016/j.midw.2020.102779

22. Ford E., Lee S., Shakespear J., et al. Diagnosis and management of perinatal depression and anxiety in general practice: a meta-synthesis of qualitative studies. British Journal of General Practice. 2017. N. 67(661). P. 538–546. DOI: 10.3399/bjgp17X691889

23. Lebel C., MacKinnon A., Bagshawe M., et al. Elevated depression and anxiety symptoms among pregnant individuals during the COVID-19 pandemic. Journal of Affective Disorders. 2020. N 277. P. 5–13. DOI: 10.1016/j.jad.2020.07.126

24. Lazarus J.V., Ratzan S.C., Palayew A., Gostin L.O., Larson H.J., Rabin K., Kimball S., El-Mohandes A. A global survey of potential acceptance of a COVID-19 vaccine. Nat Med. 2021. N 27(2). P. 225–228. DOI: 10.1038/s41591-020-1124-9

25. Lefkovics E., Rigo J., Szita B., et al. Relevance of anxiety in the perinatal period: prospective study in a Hungarian sample. Journal of Psychosomatic Obstetrics & Gynecology. 2018. N 39(3). P. 220–227. DOI: 10.1080/0167482X.2017.1338264

26. Mertens G., Gerritsen L., Duijndam S., et al. Fear of the coronavirus (COVID-19): Predictors in an online study conducted in March 2020. J Anxiety Disord. 2020. N 74. P. 102258. DOI: 10.1016/j.janxdis.2020.102258

27. Mizrak Sahin B., Kabakci E.N. The experiences of pregnant women during the COVID-19 pandemic in Turkey: A qualitative study. Women Birth. 2021. N 34(2). P. 162–169. DOI: 10.1016/j.wombi.2020.09.022

28. Skjefte M., Ngirbabul M., Akeju O., Escudero D., Hernandez-Diaz S., Wyszynski D.F., Wu J.W. COVID-19 vaccine acceptance among pregnant women and mothers of young children: results of a survey in 16 countries. Eur J Epidemiol. 2021. N 36(2). P. 197–211. DOI: 10.1007/s10654-021-00728-6

29. Tomfohr-Madsen L., Racine N., Giesbrecht G., et al. Depression and anxiety in pregnancy during COVID-19: A rapid review and meta-analysis. Psychiatry Research. 2021. N 300. P. 113912. DOI: 10.1016/j.psychres.2021.113912

30. Yakovi Gan-Or N. Going solo: the law and ethics of childbirth during the COVID-19pandemic. J Law Biosci. 2020. N 7(1). P. lsaa079. DOI: 10.1093/jlb/lsaa079

Comments

No posts found

Write a review
Translate